Переписка Айнола и Ойли

За окном брезжил сиреневый рассвет. Ойли, укутавшись в теплое одеяло, сидела на кровати и задумчиво перебирала в руках бумажные листочки, на которых крупными буквами были написаны ее стихи.
Никогда раньше Ойли не замечала за собой таланта рифмовать слова, а тут непонятно как и с чего вдруг стихи в ее голове стали складываться сами. Успевай только записывать. И она писала… о своей безответной любви, о тяжелой жизни, о страданиях и неизлечимой болезни.
Впрочем, Ойли даже не думала требовать из-за своей необычности к себе лучшего отношения, тем более жаловаться и просить помощи. Порой ей, наоборот, хотелось затеряться среди людей. Но стать незаметной очень трудно, особенно если тебя считают первой красавицей. Ойли была невысокого роста, стройной, с длинными каштановыми густыми волосами, тонкими бровями, открытыми глазами и пушистыми черными ресницами. Пройти мимо и не восхититься такой прелестной девчушкой казалось просто невозможным.
Будучи доброй, умной и милой девочкой, Ойли, как бы ни пыталась быть такой, как все, чувствовала себя среди других белой вороной. Она отличалась от местного населения разноцветными глазами: радужка одного ее глаза была зеленой, а другого — фиолетовой. Именно поэтому многие посматривали на нее недоверчиво, будто она могла выкинуть что-нибудь этакое, от чего всем станет плохо. Девочка старалась не обращать внимания на косые взгляды соседей и жить с надеждой, что завтра будет лучше, чем сегодня.
Больше всего на свете она любила своих родителей и младших сестричек. Каждый день просыпалась с мыслью переехать жить к океану, поселиться на маленьком острове, построить там домик и писать детские сказки.
Мечта о горячем песке, по которому так и хотелось пробежаться босиком, была для нее на сегодняшний день неосуществимой. Жила она с родителями и сестричками в маленьком домике возле дремучей тайги. Вечная зима сковала природу и редкие хилые жилища. Огромные сугробы, холодные ветра, сильные морозы — обычное явление для этой местности. В страну СнегоВию никогда не приходило лето. Никто здесь не видел цветов, бабочек, зеленых лугов и лесов, не пробовал свежих фруктов и овощей. Люди здесь одевались в меховые шубы, питались в основном замороженными фугами, которые готовились из кусочков мяса куропатки. Фуги запивали чаем, настоенным на кедровой хвое. Такой чай хоть и горчил, но спасал жителей СнегоВии от простуды, поэтому его пили с удовольствием, причмокивая и похваливая удивительный напиток.
— Ойли, просыпайся! — раздался из кухни мамин голос. — Опоздаешь в школу.
Девочка сбросила одеяло и спустила ноги на холодный пол. По телу пробежала легкая дрожь.
Вдруг в замороженное окно кто-то поскреб. Ойли опять накинула на себя одеяло и поспешила посмотреть, кто же в такую рань уже гуляет на улице. Подышав на стекло, девочка отогрела маленький кружочек ото льда, глянув в который, заметила медвежонка. Тот махал ей лапой, вызывая на улицу. Ойли постучала по стеклу, давая понять, что скоро выйдет.
Быстрыми движениями девочка натянула на себя брючки, носки, теплую шерстяную кофту. Уже в коридоре, надевая шубу и шапку, она услышала голос папы:
— Ойли, иди за стол. Будем завтракать!
— Я сейчас! — крикнула старшая дочь и выскочила на крыльцо.
Медвежонок, увидев любимую подругу, очень обрадовался, встал на задние лапы и, похлопывая передними лапами себя по бокам, зарычал.
Девочка протянула медвежонку фугу, которую успела прихватить в сенях. Косолапый тут же ее проглотил. Затем подал ей свиток из бересты и вприпрыжку направился в сторону тайги.
Ойли развернула свиток. Там было написано, что Мать тайги ждет ее через три дня в гости. Девочка свернула бересту, сунула в карман и побежала домой.
— Доченька, сегодня тебе исполняется четырнадцать лет. В честь такой даты мы с мамой решили подарить тебе компьютер! — торжественно произнес папа.
У девочки сердце замерло от радости. Она так долго мечтала об этом. Наконец-то пришло время, когда Ойли сможет выложить на одном из литературных порталов свои стихи и рассказы. Ей не терпелось узнать мнение читателей: действительно, у нее есть писательский талант или она просто себе его придумала. От этих мыслей закружилась голова.Переписка Айнола и ОйлиВечером, вернувшись из школы, Ойли увидела, что в комнате на письменном столе стоит долгожданный компьютер. Ее младшие сестрички-близняшки крутились возле стола, ожидая момента, когда же Ойли подключит эту штуковину.
— Что ты так долго? — упрекнула ее маленькая Алька.
— Время-то знаешь сколько? — пробубнила Улька.
Однако Ойли упреки сестричек лишь позабавили. Она быстренько скинула шубу, помыла лицо и руки, взяла кружку с чаем и села за стол.
Через минуту девочка уже регистрировалась на стихотворном форуме. Алька и Улька стояли рядом и, открыв рты, не моргая, смотрели за тем, что мелькало на мониторе.
Ойли дрожащими руками скопировала на литературный сайт четыре своих стихотворения и стала ждать комментариев. Прошло пять минут с момента публикации, но никто из пользователей сайта ничего не написал.
— Что ж, наверное, читают или нечего сказать, — тихонько произнесла девочка.
Алька с Улькой еще несколько минут постояли возле старшей сестры, а после побежали играть с деревянными куколками, которых им подарили родители на Новый год.
Ойли даже не заметила их отсутствия. Ее так увлек интернет. Сколько здесь было красочных картинок, интересных сайтов, красивых песен. Пальцы так и бегали по клавиатуре в поисках более занимательного.
Прыгая по разноцветным страничкам, Ойли наткнулась на один, где приглашали к сотрудничеству новых авторов.
«Ура» — мелькнула обжигающая мысль в ее голове. — Вдруг я смогу здесь еще и заработать». Она зарегистрировалась на новом сайте и предложила свои услуги по написанию детских сказок. Девочка думала, что в ту же секунду ей ответят, но оказалось, что нет. Просидев еще три часа, хотя ей показалось, что всего-то минут десять, Ойли выключила компьютер и, поужинав с семьей, отправилась спать.
Сон пришел к ней не сразу. В голове так и крутились многочисленные сайты, стихи, красочные рисунки. Сейчас только девочка вспомнила, что скопировала себе одну картинку с изображением острова, пальмы, пляжа, хрупкого мостика, сиреневого заката, огромного яркого розового солнца. Ойли лежала и представляла, как прогуливается по этому мостику и любуется удивительным теплым закатом.
Мечтая, Ойли не заметила, как заснула. Сон ее был тревожным и темным. Ей виделось, будто большой серый волк идет за ней следом. Вздрогнув, девочка проснулась в холодном поту. Она не могла дождаться утра, когда опять сможет отправиться по просторам интернета. Но рассвета все не было. Тогда Ойли, укутавшись одеялом, на цыпочках прошла к столу. Хорошо, что родители и сестры спали в других комнатах. Никто из них не услышал, как она включает компьютер.
Через минуту черный монитор посветлел, открылся нужный сайт, а именно тот, где она оставила заявку. По телу пробежала дрожь, увидев, что ее ждет одно сообщение.
Ойли щелкнула по слову «Читать». Сообщение открылось.

Айнол: Здравствуйте, Ойли. Очень рад с вами познакомиться. Извините за беспокойство, но я хотел бы обратиться к вам за помощью. Мы создаем сайт, где будем беседовать о важных детских темах. Нам нужен человек, который бы согласился написать поучительный рассказ для детей о Боге. К сожалению, заплатить за работу нам нечем, поэтому мы будем вам очень благодарны, если поработаете с нами просто так.

Ойли поняла, что сообщение ей пришло совсем не от того человека, которому она писала о детских сказках. Но письмо от некоего Айнола ее заинтересовало не на шутку. Девочке показалось, что обращается к ней человек добрый, умный и приятный. Она даже представила его внешность: он молод, красив, у него улыбчивые карие глаза, черные волосы, смуглая кожа и обаятельная улыбка.
Девочка минут пять посидела задумчиво и написала ответ.

Ойли: Здравствуйте, Айнол. Я буду рада вам помочь. Напишите, что именно от меня требуется, и я с удовольствием возьмусь за работу.

Обратный ответ пришел сразу же.

Айнол: Очень-очень рад. Я так и думал, что вы согласитесь. Интуиция подсказывала, что вы поможете нам.
Ойли: Мне интересно все о детях.
Айнол: Приятно! Я тоже беспокоюсь о детях. В будущем мечтаю построить огромный летающий корабль и перевезти всех деток на другую планету, где красивая природа, чистый воздух и свежие фрукты. Там хочу научить мальчиков и девочек доброте, пониманию и жизни по заветам Господа…
Ойли: А как же родители детей?
Айнол: Предлагаю перейти на ТЫ. Нам ведь вместе еще долго работать.
Куда же без родителей. Желающие тоже могли бы отправиться с детьми, остальные просто прилетали бы в гости.
Ойли: Хорошо. Давай на ТЫ!
По-моему лучше детей и родителей не разлучать.
Айнол: Если всех перевезти на другую планету, там будет то же самое, что и здесь. К сожалению, люди не учатся на своих ошибках. Продолжают относиться друг к другу без любви, не как братья и сестры, а как случайные соседи, которым нет дела до других. Уничтожают природу, животных, ведут неправильный образ жизни.
Ойли: Мне кажется, ты преувеличиваешь. Добрых людей хватает на земле. Их намного больше, чем плохих.
Айнол: Нет. Здесь каждый сам за себя!
Ойли: А ты?
Айнол: Я думаю о других! Хожу в церковь. Разговариваю с Господом! Он помогает мне разобраться в том, что есть главные ценности в жизни.
Ойли: И какие же ценности главные?
Айнол: Я расскажу тебе после. Сейчас мне нужно бежать. До завтра!
Ойли: До свидания. Всего доброго!

Ойли отодвинулась от компьютера. Отчего-то, она сама не поняла отчего, почувствовала, что человек, с которым только что беседовала, уже ей дорог и близок. Ей понравилась мечта о другой планете для детей. Если он готов заботиться от других, значит, это человек необычайно широкой души. Девочка улыбнулась и подумала: «Неужели Господь услышал мои молитвы и послал мне настоящего доброго друга». Устыдившись своих мыслей, Ойли выключила компьютер и, свернувшись калачиком, легла спать. За окном уже появились первые сиреневые отблески рассвета, которые сквозь морозные узоры проникали в комнату. Ойли с закрытыми глазами представляла, как берет за руку Айнола и ведет его по заснеженным дорожкам поселка. «Ой, я забыла спросить, где он живет, — резанула ее неожиданная мысль. — А вдруг совсем рядом!» В этот момент девочка почувствовала смешанные чувства не то страха, не то радости.

Позавтракав, Ойли поцеловала сестричек, маму с папой и побежала в школу. Температура на улице понизилась до -450С., дул сильный ветер, поднимая в воздух снежные хлопья. Ойли торопилась. Даже в меховой шубе чувствовалось, что мороз пробирается внутрь и студит тело. Ноги в больших валенках тоже подмерзали, уши пощипывало от холода, потому что ветром срывало с головы шапку. Девочка, тяжело дыша и держась за натянутую проволоку вдоль дороги, чтобы ее ветром не унесло в тайгу, шаг за шагом приближалась к кирпичной двухэтажной школе.
Ее встретил одноклассник Валька. Вместе они сняли шубы и шапки, переобули валенки и поспешили в класс. Кое-как высидев шесть уроков, Ойли бегом направилась домой. Валька, стоя на крыльце, удивленно поглядывал ей вслед. Никогда он еще не видел одноклассницу такой задумчивой и улыбчивой.
Дома девочка наспех пообедала и села за компьютер. Там ее уже ждало сообщение от нового друга.

Айнол: Привет, Ойли. Как ты? Чем занимаешься?
Ойли: Привет! У меня все отлично. Только что вернулась из школы.
Айнол: Как у вас погодка?
Ойли: Очень холодно! Снегом замело все дорожки. Люди сидят по домам и топят печи.
Айнол: А где ты живешь?
Ойли: Я в стране СнегоВии. А ты?
Айнол: Ого! Получается, что между нами целый океан…
Я живу в стране Теплого Ветра. У нас вообще никогда не бывает зимы. Мне не знакомы ни морозы, ни сугробы.
Ойли: А я ни разу не видела цветущих садов и цветов. У нас всегда зима.
Айнол: И как тебе там живется?
Ойли: Хорошо. Но мне бы очень хотелось уехать туда, где нет зимы. Я очень люблю солнце, здесь же небо почти всегда затянуто серыми снежными тучами. А скоро вообще наступит время Ночи.
Айнол: Что такое «время Ночи»?
Ойли: Это значит, что целый год небо будут освещать только звезды. Солнце уйдет на другую сторону планеты.
Айнол: Надо же, сколько удивительного в мире, а мы и не замечаем.
Ойли: Точно!
Айнол: У меня недавно появилась мечта поехать с друзьями к морю. Было бы замечательно, если бы ты поехала с нами!
Ойли: Я бы с радостью, но не смогу.
Айнол: Почему?
Ойли: Сейчас у меня много важных дел.
Айнол: А если я захочу приехать к тебе?
Ойли: Вряд ли. Желающих побывать в нашей стране очень мало, потому что тяжело перейти высокие снежные горы, преодолеть сильный ветер и выдержать мороз. Таких храбрецов за все время, что я здесь живу, не видела ни разу.
Айнол: Да я и не собирался. Это я так. На самом деле, действительно, я не перенесу ваши морозы. Я уже привык к теплу.
Ойли: Трусишка, что ли? )))
Айнол: Почему сразу трусишка. Я вообще ничего и никого не боюсь.
Ойли: Сколько тебе лет? Мне 14 вчера исполнилось.
Айнол: 16. Ты даже представить себе не можешь, какие трудности мне приходилось преодолевать.
Ойли: Расскажи.
Айнол: В другой раз.
Ойли: Я поняла. Ты не любишь говорить о себе.
Айнол: Да.

На этом общение закончилось. Айнол предпочитал отмалчиваться. Девочка решила оставить все как есть. Если он захочет что-то рассказать, сделает это сам и когда пожелает. Выспрашивать его она не станет.
Ойли открыла картинку с пальмой. Разглядывая солнечные блики, окрашивающие пляж, пальму и мостик в теплый песочный цвет, девочка задумалась. Она надеялась, что когда-нибудь сможет покинуть СнегоВию, увезти с собой родителей и сестричек. Навсегда забыть не только суровый климат этой страны, но и нрав людей.
Она не до конца открылась Айнолу, когда говорила о том, что не получится поехать с ним к морю из-за ее занятости. На самом деле сделать это невозможно, потому что она серьезно больна. Признаться Айнолу в своей особенности, конечно, для нее было самым трудным. «Вдруг, узнав всю правду, перестанет со мной общаться, — грустно думала девочка. — Нет. Я ничего ему не скажу. Ничего».
Еще Ойли вспомнила, что завтра нужно отправиться к Матери тайги. Вероятно, она хочет сообщить что-то важное, иначе бы не заставила ее проделать столь опасный путь. Из-за сильного ветра дорогу туда все время заметало. Уже много людей замерзло, пойдя в лес за куропатками. Девочка тоже боялась идти, но желание встретиться с Матерью тайги преобладало над страхом перед холодом.

На следующий день Ойли не пошла в школу. Надев на себя три кофты, самые теплые ватные брючки, положив в карман фугу и завязав лицо шарфом, оставив только открытыми глаза, поспешила в тайгу. Миновав поселок, девочка увидела своего любимого мохнатого друга — медвежонка. Тот, как и в прошлый раз, прыгал по снегу и радостно рычал. Девочка подбежала к нему, обняла и угостила фугой. Медвежонок лизнул Ойли в щеку.
Вдруг из-за высокого сугроба появилась большая медведица. Девочка попятилась назад. Еще ни разу в жизни ей не приходилось сталкиваться с такими огромными медведями.
Медведица же вела себя миролюбиво. Она облизала медвежонка и уставилась на девочку. Ойли поняла, что та зовет ее с собой. Переборов страх, она приблизилась. Медведица опустилась на передние лапы и мысленно пригласила повезти ее на себе. Ойли, поправив шапку, вскарабкалась на мохнатую таежную жительницу и обхватила ее толстую крепкую шею. Медведица важно зашагала в сторону леса. Медвежонок прыгал рядышком, весело повизгивая и поскрипывая снегом.Переписка Айнола и ОйлиЧерез двадцать минут вся компания остановилась у пещеры, в которой и жила Мать тайги. Ойли, стоя перед входом, помахала медведице и медвежонку рукой. Затем огляделась по сторонам. Ничего не изменилось с тех пор, как она была здесь последний раз — год назад. По-прежнему священную пещеру окружали высокие кедры и ели, тяжелый снег прогибал их ветви до самой земли. Здесь, как и тогда, с неба падали огромные снежинки. Ветра не было, несмотря на то, что в поселке он никогда не прекращался.
— Я тебя жду! — вдруг послышался из глубины пещеры мягкий голос. Это Мать тайги вышла навстречу девочке.
— Приветствую вас! — поклонилась Ойли.
Перед ней стояла красивая молодая женщина. Ее длинные черные косы касались земли. Темная меховая шапка и коротенькая шубка поблескивали изумрудными капельками. Длинное, бархатное, коричневое платье прикрывало едва выглядывающие из-под него меховые сапожки, усыпанные драгоценными камнями.
Мать тайги и Ойли прошли в глубь пещеры. Возле костра их дожидались три каменных человечка, которые с трудом шевелили руками и ногами. Головой же кивали быстро и в такт барабанной дроби, что раздавалась из темного колодца, находившегося рядом с костром.
— Дорогая моя, ты знаешь, почему я выделяю тебя среди других людей? — заговорила Мать тайги.
— Догадываюсь, — тихонько ответила Ойли.
Мать тайги улыбнулась:
— Ты – особенная! Твои глаза о многом говорят.
— Глаза? Да. Я вижу свое отражение в зеркале каждый день, — вяло улыбнулась Ойли.
— В твоем голосе я чувствую грусть, — внимательно посмотрела на нее Мать тайги.
— Мне не нравится, когда на меня оглядываются и показывают пальцем, — ответила девочка.
— О, по этому поводу печалиться не стоит. Никто из людей не обладает теми способностями, что есть у тебя! — успокаивала ее Мать тайги. — Понимаю, что за дар читать мысли зверей и птиц, тебе приходится дорого платить. Болезнь твоя развивается. Именно поэтому я и позвала тебя.
— Я вас слушаю, — произнесла Ойли.
— Один человек скоро сыграет в твоей жизни немаловажную роль! Пока я не могу сказать в лучшую или худшую сторону будут изменения. Ты должна слушать свое сердце. Оно подскажет верные ответы. Но будь осторожнее! Не доверяйся первому встречному, даже если он покажется тебе добрым человеком, — сказала Мать тайги.
— Хорошо, — улыбнулась Ойли.
Только хотела девочка попрощаться, как упала на пол и почувствовала, что теряет сознание. Два каменных человечка подбежали и перенесли ее к костру. Через минуту Ойли открыла глаза.
— Что со мной? — спросила она.
— Твоя болезнь напоминает о себе, — отвернулась Мать тайги. — Но ты не должна отчаиваться, а, наоборот, верить в то, что ты ее победишь и будешь здорова! Обязательно. Иначе просто не может быть.
Ойли улыбнулась, приподнялась на колени и с трудом вскарабкалась медведице на спину, которая уже опять была здесь. Мать тайги попросила ее отнести девочку до поселка. Медведица кивнула головой и осторожно двинулась в обратный путь. Выйдя из тайги, Ойли начала замерзать. Холодный ветер пробирал ее до самых косточек, ноги заныли. Медведица ускорила шаг. Когда они добрались до поселка, девочка, поблагодарив свою мохнатую спасительницу, поспешила домой.
— Доченька, что с тобой? — тревожно встретила ее мама. — Где ты была?
— Все в порядке! Я гостила у Матери тайги, — ответила та.
— Какая она? — тут же подскочила Алька.
— У нее есть конфеты? — спросила Улька.
— Она красивая! — улыбнулась Ойли. — А про конфеты я не спрашивала.
— В следующий раз спроси, — одновременно произнесли близняшки и побежали смотреть в окно. Вдруг Мать тайги еще там.
Ойли прошла к компьютеру. Она надеялась увидеть сообщение от Айнола, но было пусто.

Спустя неделю девочка начала подумывать, что Айнол про нее забыл. Несколько дней от него не приходило ни одно письма. Неужели что-то случилось или он просто не хочет общаться. Сердечко Ойли сжималось от одной только мысли, что больше о нем ничего не услышит.
«Может, самой написать?» — думала и сомневалась она. Наконец-то решившись, села за компьютер.

Ойли: Привет! Как дела? Ты совсем мне не пишешь. У тебя что-то произошло?
Айнол: Привет. Все в порядке. Просто много работы.
Ойли: А я уже подумала, что ты обо мне забыл.
Айнол: Разве про тебя забудешь.))
Ойли: Я написала о детях для твоего сайта. Сейчас отправлю.
Айнол: Отлично. Высылай.
Ойли: Надеюсь, тебе понравится.
Айнол: Я прочитал. Ты молодец! Здорово. Когда выложу на сайт, дам ссылку, почитаешь.
Ойли: Буду с нетерпением ждать.
Айнол: А у тебя есть друг?
Ойли: Нет. Иногда лишь общаюсь с одноклассником Валькой.
Айнол: А другие ребята?
Ойли: В моем классе только два человека. Я и Валька.
Айнол: Правда? Вас двоих учат?
Ойли: Конечно. Мы же должны учиться, правильно? Ну и что, что нас двое.
Айнол: Твоя правда.
Ойли: А у тебя много друзей?
Айнол: Нет. В школе меня всегда обижали, потому что я был слабыми ребенком. Когда вырос, появились друзья, но не такие уж близкие. Я почти всегда один. Но это не значит, что я одинок. Со мной Бог!
Ойли: Расскажи, чем ты увлекаешься?
Айнол: Я очень люблю читать! Особенно литературу, в которой даются советы, как добиться успеха и стать богатым.
Ойли: Зачем? Разве в материальном богатстве счастье?
Айнол: Не в нем. Но корабль я смогу построить только, когда стану богатым.
Ойли: А мне кажется, нужно думать, как сделать мир лучше здесь и сейчас, а не ждать богатства и после переселяться на другую планету.
Айнол: Я тебе в прошлый раз все объяснил. Людей трудно изменить. Они уже забыли о Боге, о душе. Думают только о собственных благах.
Ойли: Я помню твои слова. Но я не согласна с этим.
Айнол: Ты вправе думать, как хочешь. Однако я уверен, ты ошибаешься.
Ойли: Возможно.
Айнол: Давай сменим тему. Расскажи о своей стране. Как вы живете, если границы ее пересекаются так редко.
Ойли: Так и живем. Трудно, но деваться некуда. Единственная связь с внешним миром только через интернет. Хотя, чтобы воспользоваться интернетом, нужно купить компьютер, который стоит у нас 1000 фуг, а это очень дорого.
Айнол: Что такое фуги?
Ойли: Это замороженные кусочки мяса куропатки.
Айнол: Ой, умора! Вы что за все платите кусочками мяса?
Ойли: Да. Это единственное, что здесь можно добыть самому. Впрочем, чтобы поймать куропатку, нужно идти в тайгу, а там очень опасно. Мало того, что у нас всегда мороз и ветер, так еще вокруг много диких животных, защититься от которых мы можем только заклинанием.
Айнол: Каким?
Ойли: Это секрет.
Айнол: Ну и ладно. А откуда же у вас компьютеры? Кто их производит?
Ойли: Никто у нас ничего не производит. Компьютеры и другие вещи можно купить в нашем единственном магазине, где товары обновляются раз в десять лет.
Айнол: Как это?
Ойли: Раз в десять лет у нас наступает солнцестояние. Ветер успокаивается, мороз слабеет. Тогда прилетает с Большой Земли самолет и доставляет все необходимое.
Айнол: А фрукты? Ягоды?
Ойли: Мы едим только фуги и пьем чай, настоенный на кедровой хвое. Однажды я пробовала замороженную малинку. Вкусно.
Айнол: Однажды?
Ойли: У нас нет лета. Значит, нет садов, где мы могли бы выращивать плоды. А привозить фрукты с Большой Земли очень затруднительно.
Айнол: Я удивлен. Первый раз такое слышу. Неужели ничего нельзя изменить?
Ойли: Можно. Только нет тех, кто расхрабрился бы и повел за собой жителей страны за …
Айнол: Договаривай.
Ойли: Прости. Я вспомнила. У меня еще дела. Нужно помочь сестричкам.
Айнол: До завтра.
Ойли: Покеда.

Ойли выдохнула и отошла от стола. «Чуть не сболтнула. Вот дуреха», — думала девочка, глядя сквозь замороженное окно в сторону еле заметного сиреневого заката.
За окном наступала ночь. Ойли беспокоилась о том, как же папа на следующей неделе отправится в тайгу. Заклинание, уберегавшее от диких зверей, почему-то перестало на них действовать.
Вдруг опять раздалось легкое постукивание по стеклу окна. Ойли сразу поняла, что прибежал ее маленький мохнатый друг. Девочка накинула на себя шубку и выскочила на крылечко. На улице пуржило. Ветер задувал под шубку, развевал ее волосы, а снег залеплял глаза. Медвежонок сидел на задних лапах, а передними отмахивался от снега, будто это не снежинки кружили вокруг него, а надоедливые мухи.
Увидев девочку, он еще раз ударил лапой по воздуху, пытаясь отмахнуться от сильного ветра, и подал ей еще один берестяной свиток. Ойли хотела побежать в сени за фугой, но ее бурый друг так припустил в сторону тайги, что девочке оставалось только удивляться его неожиданному появлению и исчезновению.
Вернувшись в комнату, она быстрыми движениями развернула свиток и прочитала о том, что Хозяин Черной горы совсем разбушевался. Он полностью разрушил заклинание Матери тайги, которое она давала раньше для защиты от диких зверей. Но они не должны отчаиваться, потому что новое заклинание уже готово. Ниже Ойли прочитала само заклинание и отнесла свиток отцу.
— Мать тайги заботится о нас. Вот новое оружие от хищников.
— Слава Богу! Есть, кому нас защитить, а то мы давно бы здесь замерзли или погибли от лап диких зверей, — грустно покачал головой папа.
— Да уж. Скорее бы нам отсюда уехать, — вздохнула мама.
— Никуда нам не переехать. Некому пойти к Хозяину Черной горы и разобраться с ним! — воскликнул папа.
— Тише ты, — испугалась мама.
— Да перестань. Кто в такую пургу будет за нами следить, — отмахнулся папа.
— Медвежонок не испугался пурги. Так что и слугам Хозяина Черной горы тоже, быть может, не сидится дома, — шепотом проговорила мама.
Ойли слушала отца и мать и чувствовала, что душа ее разрывается на кусочки. Они совсем перестали верить в лучшее. Нужно что-то делать. Иначе вся их семья так и останется здесь навсегда. Девочка смахнула с лица черную прядку волос, пошла в свою комнату и села за компьютер, открыла переписку с Айнолом и, улыбаясь мыслям о новом друге, взялась перечитывать. Ей хотелось знать, думает ли он о ней?
Девочка мечтательно вздохнула и отвернулась от компьютера. Вдруг краем глаза она заметила, как мимо окна мелькнула тень. «Кто бы это мог быть?» — подумала Ойли. Догадка о том, что это слуги Хозяина Черной горы, была страшна. Девочка задрожала. Укуталась в теплый плед и снова повернулась к компьютеру.
Ее пальцы быстро побежали по клавишам.

Ойли: Айнол, ты еще здесь?
Айнол: Да! Уже соскучилась?
Ойли: Есть немного.
Айнол: Я тоже вспоминал о тебе.
Ойли: Я очень рада.
Айнол: Что ты сейчас делаешь?
Ойли: Думаю.
Айнол: О чем?
Ойли: О тебе и себе.
Айнол: Да??? И что же ты думаешь?
Ойли: Мне нужна твоя помощь.
Айнол: Расскажи. Если в моих силах, то помогу.
Ойли: Если бы ты смог достать для меня карту Черной горы страны СнегоВии, то ты бы нас всех спас.
Айнол: Разве такая карта существует?
Ойли: Да. Но находится она в Древней библиотеке.
Айнол: Хорошо. Я постараюсь найти. Но как ее потом тебе передать?
Ойли: Сфотографируешь и отправишь мне на e-mail.
Айнол: Да. Точно.)))
Ойли: Спасибо тебе!
Айнол: Пока не за что.
Ойли: За то, что не отказал!
Айнол: Я всегда рад помочь.

В эту минуту отключился интернет. Ойли огорчилась. Она так хотела еще поговорить с другом, но ничего не поделаешь. Девочка пробежала на цыпочках до кровати и, укутавшись в теплое одеяло, крепко заснула. О тени за окном больше не вспоминала.

Прошло три дня. Ни одного сообщения от Айнола не было. Девочка переживала. Неужели с ним что-то случилось? Может, он передумал помогать? Вдруг он больше ей не напишет.
Ойли забыла о стихах, о своих страданиях, что мучили ее последнее время. Сейчас ее терзали мысли об Айноле. Кажется, она в него влюбилась. Впрочем, по ее же выводам это было невозможно. Они всего-то несколько раз обменялись сообщениями. Однако сердце ее говорило об обратном. Можно полюбить человека. Достаточно лишь его чувствовать. И Ойли чувствовала. Хоть и посещали ее мысли о том, что Айнол может больше не написать, сердце подсказывало, что он не только напишет, но и сотворит для нее чудо.
Ойли ходила по комнате и теребила в руках свою длинную каштановую косу. Ее глаза то наполнялись слезинками, то словно озарялись внутренним светом. Цвет глаз постоянно менялся. Но Ойли этого не замечала. Она не смотрела на себя в зеркало.
— Доченька, ты случайно не заболела? — спросила у нее мама, когда заглянула в комнату за забытой кружкой.
— Все хорошо! — выпалила дочь.
— Она влюбилась! — затараторили Улька и Алька, которые за веревку тащили деревянный паровозик.
— Вот еще. Выдумали! В кого мне влюбляться? — удивилась Ойли их догадливости.
— В Вальку! — захихикали девчата.
Ойли засмеялась вместе с ними.
После она села за компьютер и решила полюбоваться картинками с пляжем и синим морем. Открыв почту, удивилась. Ее ждала фотография – карта Черной горы страны СнегоВии. Однако ни одного словечка в письме не было. Ойли и радовалась тому, что карта у нее теперь есть, и огорчалась, что Айнол ничего не объяснил. Отправил карту и все.
Девочка взяла ручку и чистый лист бумаги. За десять минут перерисовала карту и удалила ее из почты. Копию карты спрятала в своей любимой книге «Волшебный мир», что стояла на верхней полочке в книжном шкафчике.
На следующий день, вернувшись из школы, Ойли увидела, что карта лежит на письменном столе. Девочка удивилась. Кто мог ее взять? Она же надежно была спрятана. Не мешкая ни минуты, тут же убрала рисунок в шкатулку и поставила в шкаф рядом с коробками, где хранились кедровые шишки.
Когда наступило время обеда, девочка, сидя за столом, все ждала, что кто-то из родителей или сестрички заговорят о карте. Но все молчали. «Может, я все-таки сама оставила ее на столе. Мне просто показалось, что я спрятала», — пыталась навести порядок в своих мыслях Ойли.

Вечером, разбирая бумаги, девочка мельком поглядывала на монитор компьютера. Она все ждала сообщения от Айнола. И… дождалась.

Айнол: Привет!
Ойли: Приветик!!! Я так рада тебя видеть)
Айнол: Прости, что раньше не писал. Я не мог.
Ойли: Что у тебя случилось?
Айнол: Ты задала мне тяжелую задачу с картой. Нелегко мне пришлось, но я все же ее нашел.
Ойли: Прости. Но кроме тебя обратиться не к кому.
Айнол: Не нужно извиняться. Я рад помочь. Как дела с картой? Все в порядке?
Ойли: Да! Спасибо. Она в надежном месте. Расскажи, как ты ее заполучил?
Айнол: Для начала я купил билет до страны Рамми, потому что Древняя библиотека находится там. Долетел благополучно. Нашел библиотеку. Когда там спросил о карте, на меня посмотрели, как на сумасшедшего, и посоветовали убираться пока жив и здоров. Я понял, что так просто мне карту не покажут и ушел. После решил ночью пробраться в библиотеку и самому ее поискать.
Ойли: Там, наверное, много охраны.
Айнол: Никакой охраны нет, но все входы и выходы крепко заперты. Мне пришлось пробираться внутрь по подземному ходу, который я случайно нашел, когда обследовал территорию вокруг здания библиотеки. Ползком по узкому и сырому туннелю я добрался до люка, за которым оказался коридор с многочисленными дверьми. Куда идти, я не знал. Решил открывать все двери и смотреть, что за ними. Открыв первую дверь, я нос к носу столкнулся с привидением.
Ойли: Ого. С настоящим?
Айнол: Еще бы. Его желтые пустые глазницы светились в темноте. Я быстро захлопнул дверь. Привидение осталось там. За следующей дверью меня ждала кромешная тьма, откуда слышалось злобное шипение змей.
Ойли: Как страшно.
Айнол: Я тоже испугался. Быстренько закрыл и эту дверь. Только направился к третьей, как передо мной появился яркий обжигающий столп света. Лицо мое и руки горели. Глаза слепли. Я не мог двинуться с места. На секундочку мне показалось, что я там и погибну. Но, вспомнив о карте, собрался с силами и шаг за шагом стал продвигаться дальше. С трудом открыл третью дверь, которая оказалась очень тяжелой. Честно. Хотел бросить. Но мысли о тебе придавали мне силы. Спасибо, что мысленно меня поддерживала.
Ойли: Тебе спасибо.) Что ты увидел за третьей дверью?
Айнол: Приоткрыв ее, я шагнул в пустую комнату, посередине которой стоял стол, а на нем лежала карта. Каждый шаг давался мне с трудом, будто на ногах у меня висели огромные гири. Кое-как дойдя до стола, я достал фотоаппарат и сделал снимок. После ослепляющий столп света исчез, я почувствовал легкость и ясность. Побежал к туннелю, через который и покинул библиотеку. Когда вернулся домой, сразу же отправил тебе фотографию карты. Хотел еще написать, но силы покинули меня. Я проспал целые сутки и только сейчас пришел в себя.
Ойли: Прости. Тебе столько пришлось пережить из-за меня.
Айнол: Я хотел помочь).
Ойли: Спасибо. Ты такой хороший!
Айнол: Не такой уж я и хороший.
Ойли: Самый лучший.
Айнол: Перестань. Я обычный. Иногда бываю плохой.
Ойли: Ты на себя наговариваешь.
Айнол: Нет))) Я такой.
Ойли: Какой?
Айнол: Такой!
Ойли: Скромный?
Айнол: Это уж точно не про меня.
Ойли: Спасибо тебе еще раз. Ты даже не представляешь, как много для меня сделал.
Айнол: Зачем тебе карта?
Ойли: Все боятся идти к Черной горе, потому что внутри лабиринт. Можно заблудиться. Теперь я знаю о Черной горе все и смогу пробраться к ее Хозяину. Хочу забрать у него то, что ему не принадлежит. Тогда в нашей стране многое изменится.
Айнол: Что именно ты хочешь забрать?
Ойли: Потом расскажу.
Айнол: Что ж, ладно. У тебя, наверное, уже глубокая ночь. До завтра. Сладких снов.
Ойли: Да, у меня уже ночь. До сегодня)

Девочка улыбнулась и выключила компьютер. Вдруг мимо окна опять промелькнула тень. Ойли даже вздрогнула от неожиданности, потому что стекло окна следом за тенью в одну минуту затянуло льдом так, что уже ничего через него не было видно. Она вспомнила рассказы стариков о том, что слуги Хозяина Черной горы несут с собой холод, от которого все вокруг промерзает льдом в одно мгновение. Старики поговаривали, что многие охотники, не вернувшиеся из тайги, не были съедены дикими зверями, их сковали льдом слуги из Черной горы.
Однако сколько бы ни допытывались у старожилов про этих самых слуг, все говорили, что их никто никогда не видел, самого Хозяина Черной горы тоже, но все знали о его существовании и ужасных проделках его невидимых помощников.

В один из дней Валька попытался уговорить Ойли остаться после школы и вместе подготовиться к зачету по литературе. Но одноклассница, пообещав, что учебой они займутся чуть позже, побежала домой.
Дома девочка помогла маме со стиркой, сестричкам с уборкой и со спокойной душой села за компьютер. Открыв почту, она увидела одно единственное сообщение от Айнола.

Айнол: Приходи скорее.

Ойли быстро набрала ответ.

Ойли: Я уже здесь.
Айнол: Рад тебя видеть. Как твои дела?
Ойли: Все хорошо. Почти.
Айнол: Что значит почти?
Ойли: Я думаю, что пора уже отправляться к Черной горе.
Айнол: Объясни, зачем ты туда пойдешь?
Ойли: Я хочу забрать Книгу Перемен.
Айнол: Что за Книгу?
Ойли: Это книга, в которой записана вся история нашей страны. Только история истории рознь. Если в других странах сначала что-то происходит, а после становится историей и записывается в учебники, то у нас наоборот, сначала пишется история, а после она становится реальностью. Хозяин Черной горы уже давно спрятал от нас Книгу Перемен, поэтому никто не может внести в нее новую запись. Время здесь остановилось. Ничего не меняется. Никто не может решиться на поиски Книги, потому что очень боятся Хозяина Черной горы.
Айнол: А ты, как я понимаю, решилась?
Ойли: Да! Только папа и мама не должны ничего знать.
Айнол: Никуда не ходи. Ты же девочка. Пусть кто-то из мужчин идет.
Ойли: Некому.
Айнол: Это очень опасно.
Ойли: Я хочу попробовать. Не отговаривай меня. Зря я тебе рассказала.
Айнол: Ничего не зря. Я приеду к тебе, помогу.
Ойли: Даже не думай. Забудь. Нечего тебе здесь делать. Я сама справлюсь. Сама!!! Слышишь?
Айнол: Ну и ладно.

Ойли поняла, что Айнол обиделся и больше общаться сегодня не захочет. Девочка чувствовала свою вину. Она понимала, что после всего, что он для нее сделал, она не имела права с ним так разговаривать. Но другого выхода остановить его, у нее не было. Конечно, добраться до СнегоВии нелегко, точнее невозможно. И скорее всего, Айнол сказал так просто для красного словца, но кто знает, а вдруг он все-таки решится и приедет?
Если бы он оказался рядом, это стало бы для нее спасением, но подвергать его опасности, ей не позволяла совесть. Да и встретиться с Айнолом по-настоящему – значило, показать ему себя, рассказать о своей болезни. Сердце Ойли захолонуло от одной этой мысли.

Прошло три дня и отец Ойли собрался в тайгу. Фуги их уже подходили к концу. Если не отправиться за куропатками, то в скором времени им придется голодать. Ойли переживала. Вместе с мамой они собрали отца в дорогу. Сложили в сумку еду и рогатку для того, чтобы он мог подстрелить птицу.
— Папа, ты запомнил заклинание, что прислала Мать тайги?
— Конечно! — улыбнулся отец и вышел из дому.
Ойли, ее сестрички и мама, стоя возле замороженного окна, взглядом провожали его до тех пор, пока он не скрылся из виду.
— Успел бы он вернуться домой до наступления времени Ночи, — вздохнула мама.
— Ага, если папа заплутает в этой ночи, то целый год он не выдержит, — присели Улька с Алькой на один стульчик и отложили кукол в сторону. Им не хотелось играть.
Ойли тоже грустила. Сердце подсказывало ей, что пора действовать.
— Мама, я пойду к Вальке. Мы хотели подготовить один важный зачет, — вдруг произнесла девочка и поспешно стала натягивать на себя шубу, шапку и валенки. Незаметно от родных засунула в карман перерисованную недавно карту Черной горы.
Конечно же, к Вальке она не собиралась. Выйдя на улицу и почувствовав сильный ветер, Ойли покрепче застегнулась и, закрыв лицо варежкой, побежала в ту сторону, куда отправился отец. Когда она уходила, мама и сестрички сели пить чай. Они не видели, куда пошла Ойли.
А Ойли шла прямо по следам отца. Снег сыпал тихо, поэтому и следы оставались видимыми.
Девочка шла и думала: «Как жаль, что Айнол не здесь. Как бы мне сейчас пригодилась его помощь». Ойли вздыхала и вспоминала, как последний раз жестко поговорила с другом. Он, наверное, очень обиделся и больше никогда ей не напишет. В горле собрался ком. Еще немного и она бы заплакала. Отмахнувшись от грустных мыслей, так как слез ей сейчас только и не хватало, девочка упрямо продвигалась вперед. Ее мучило чувство стыда за свою грубость и боли из-за того, что ее виртуальный друг не может стать реальным. В то же время она успокаивала себя тем, что он не здесь и не мыкается, как она и ее родные. У него другая жизнь. Пусть он там будет счастлив, без нее.
В дороге Ойли не заметила, как начала мысленную переписку с другом.

«Ойли: Ты прости меня за прошлые слова.
Айнол: Я уже все забыл.
Ойли: Так будет лучше.
Айнол: Никто не знает, как будет лучше.
Ойли: Я знаю.
Айнол: Запомни, рано или поздно мы все равно встретимся.
Ойли: Нельзя».

Тут Ойли запнулась и упала за огромный снежный камень. Мысли разлетелись. Девочка улыбнулась, поднялась, стряхнула с колен прилипший снег и пошла дальше.
Неожиданно неподалеку раздался громкий не то хрип, не то рык. Ойли легла на снег и поползла в ту сторону, откуда слышались душераздирающие звуки. Девочка очень испугалась. Ей показалось, что с ее отцом случилась беда.
Приблизившись, Ойли, действительно, увидела отца, который лежал на снегу. Рядом стоял огромный вепрь и бил копытом о землю. Снег разлетался в стороны и вверх, опускаясь на спину вепря и делая его еще более страшным. Длинные клыки, маленькие, словно горящие угольки, глазки, желтые зубы, лохматая шерсть наводили ужас. Отец Ойли бормотал заклинание, но оно почему-то не срабатывало. Вепрь не уходил. Девочка прочитала мысли зверя, тот готовился к прыжку, чтобы растоптать испуганного человека. Ойли только сейчас догадалась, почему заклинание не спасало отца. Он просто забыл слова. Тогда она встала на ноги и пошла навстречу рычащему страшному зверю. Отец ее не видел, а вепрь, сверкая глазами, еще сильнее забил копытом о землю.
Ойли заговорила:
        Жизнь здесь всем живущим
        Дарит яркий солнца свет.
        Пред тобой, такой же жизни,
        В моем сердце страха нет.
И вепрь, громко фыркнув, шагнул назад. Осторожно отступая, он удалялся. Скоро зверь скрылся в тайге. Отец оглянулся. Увидев дочь, очень удивился.
— Я перепутал слова. Еще не много и он бы меня…
— Не произноси, — перебила его дочь. — Он уже ушел. Теперь все хорошо.
— Откуда ты здесь? — спросил ее отец.
— Извини. За тобой пошла. Не удержалась, — опустила глаза Ойли.
Отец хотел отчитать ее за непослушание, но передумал. Если бы не она, то могло произойти самое ужасное.
— Дальше пойдем вместе, — сказал он и торопливо зашагал в сторону тайги, которая была уже совсем рядом.
Вскоре перед ними появилась медведица. Ойли ее сразу узнала. Отец же отпрянул в сторону, когда медведица подошла к ним и перегородила дорогу. Девочка пощекотала медведицу за ухом, провела рукой по ее жесткому бурому меху и осторожно ее обняла. Медведица ласково посмотрела на людей.
— Это моя старая знакомая! — пояснила Ойли.
Отец хоть и удивился, но промолчал. Дальше пошли вместе. Впереди мужчина, следом девочка и медведица. Солнце тем временем почти касалось горизонта. Небо осветилось сиренево — изумрудным блеском. Ветер немного стих. С неба полетели большие мягкие снежинки. Смеркалось.
Отец предложил развести огонь и отдохнуть под разлапистым кедром. За пять минут Ойли собрала сухие ветки и сложила их в кучу. Отец чиркнул спичкой и поджег кусочек сухого мха. Костер разгорелся в тут же минуту. Медведица еще немного посидела поодаль и ушла в глубь дикой тайги.
Ойли, заметив, что отец задремал у костра, пошарила в кармане, нащупала карту и, не откладывая ни минуты, решила отправиться к Черной горе. Она подошла к отцу, тихонько поцеловала его в щеку и зашагала прочь.
Ветер усиливался с каждой минутой. Скоро Ойли пришлось ухватиться за деревья, чтобы не упасть и не замерзнуть в снегу навсегда. Мороз щипал нос и уши, ресницы покрылись инеем. Ойли зябла от холода. Еще немного и она бы действительно замерзла, но тут перед ней опять появилась медведица, которая, как и прежде, предложила повезти ее. Девочка вскарабкалась ей на спину и прижалась к теплому меху животного.
Через час медведица остановилась. Ойли огляделась и поняла, что находится у входа в Черную пещеру. Девочка обняла медведицу, поблагодарила ее за помощь, а потом указала ей на обратный путь. Медведица все поняла и побежала в тайгу, что было сил. Ойли грустно посмотрела ей вслед, смахнула с лица снежинки и вошла в пещеру, где было почти темно.
Она достала карту, но разглядеть рисунка не удалось. Девочка огорчилась, потому что фонарик забыла дома. Ойли покопалась в своей памяти и поняла, что отлично помнит все, что было нарисовано на карте. Улыбнувшись приятному открытию, смело направилась в полутемный коридор, что находился слева. Шаг за шагом девочка все дальше уходила от входа. Было тихо и холодно. Под ногами шуршала сухая листва, потрескивали веточки деревьев, но Ойли не чувствовала страха. Хотелось лишь поскорее найти Книгу Перемен. «Может, мне удастся не встретиться с Хозяином и его ужасными слугами», — думала она.
Миновав несколько мрачных переходов, Ойли оказалась в темном сыром подземелье. Стены здесь излучали бледный фиолетовый свет. С потолка свисали черные пыльные гирлянды паутины. На минутку девочка остановилась на толстом слое льда, в который вмерзли белые речные кувшинки. Цветы раньше она видела только на картинах, а тут, пусть и замороженные, но настоящие лилии находились под ее ногами. Это было удивительно.
Ойли осторожно ступая, будто боясь растоптать цветы, двинулась дальше. Вскоре она увидела толстый темный прозрачный столб изо льда. Внутри него была толстая книга с золотыми пряжками. Ойли поняла, что это и есть Книга Перемен. Девочка походила вокруг ледяного столба. Как достать Книгу, она не знала. Подумав немного, взяла в руки камень и стукнула им по ледяному столбу, в надежде разбить его. Переписка Айнола и ОйлиОт первого удара камнем по ледяному столбу в пещере раздался громкий звон. Тут же поднялся сильный ветер, и потянуло холодом. Ойли догадалась, что к ней приближаются слуги Хозяина Черной горы.
— Ты пришла за Книгой? — послышался громкий скрипучий голос.
Ойли огляделась, но никого не увидела. Однако холодом веяло все ближе и ближе. Скоро девочка уже перестала чувствовать руки и ноги. Настолько сильно она озябла.
— Отдай Книгу Перемен, — с трудом сказала она.
— Если согласишься отдать мне свою память, я подарю тебе Книгу! — произнес тот же громкий скрипучий голос.
— Покажись сначала, — попросила Ойли.
— У меня нет тела. Я невидим, как и мои слуги, — засмеялся Хозяин Черной горы.
Ойли не удивилась. Она заранее знала, что ее ждут невероятные события и трудности. Ее не столько волновало то, что у Хозяина Черной горы нет тела, как то, что ей придется лишиться памяти. Она думала: «Как же так? Если я отдам свою память, то забуду маму, папу, сестричек и Айнола». Сердце сжималось от боли. Хотелось плакать.
— Хорошо. Я согласна! — через минуту решилась Ойли.
Хозяин Черной горы громко засмеялся. Ноги девочки подкосились, она упала на пол. Ударившись головой о кусок льда, успела почувствовать, как погружается в густую темноту, которая ее засасывает все глубже и глубже.
В темноте она едва различила лицо Айнола. Она видела его таким, каким и представляла все это время. Девочке грезилось, что он бежит ей навстречу и зовет ее по имени. Время тянулось медленно. Айнол все бежал и бежал, но Ойли отдалялась от него, поэтому они никак не могли встретиться. Сердце девочки было глухо к зову друга.
Вдруг все в одно мгновение изменилось. Сердце девочки откликнулось и радостно застучало. Она очнулась.
Открыв глаза, Ойли увидела лицо Айнола по-настоящему. Он был точно таким, каким грезился ей, когда они переписывались, когда она секундочку назад видела его в темноте бессознания: та же обаятельная улыбка, открытые карие глаза, короткие черные волнистые волосы, смуглая кожа…
Паренек склонился над ней и тихо, ласково нашептывал ее имя.
— Какие у тебя красивые глаза! — улыбнулся он, встретившись с ней взглядом.
Ойли вздрогнула и отвернулась. Она не хотела, чтобы Айнол видел ее разноцветные глаза.
— Как я здесь очутилась? — спросила она, заметив, что находится в пещере Матери тайги. — И где Книга Перемен?
— Вот, — подал ей Книгу Айнол.
— Как ты сюда добрался? — спросила Ойли друга, все еще боясь посмотреть ему в глаза.
— Когда ты сказала, что собираешься к Хозяину Черной горы, в моей голове все смешалось. Я то метался по комнате, то садился за компьютер и бродил по сайтам, пытаясь отвлечься. Неожиданно мне попался сайт поэзии, где на главной странице я увидел твое имя и прочитал стихи, что ты опубликовала недавно. Строки запали мне в душу. Я понял, что нужно делать. Собравшись за одну минуту, я отправился в путь. Да, до вас добраться нелегко, но все же возможно. Я взял напрокат воздушный шар и полетел в СнегоВию. Миновав океан, шар рухнул в горах. Я подумал, что там и замерзну. Но на помощь мне пришли медведица и медвежонок, которые притащили меня сюда. Мать тайги и ее каменные друзья отогрели меня и показали дорогу к Черной горе. Карту я взял с собой. Мне быстро удалось найти тебя, — Айнол замолчал.Переписка Айнола и Ойли— Как же Хозяин Черной горы нас отпустил? Да еще с Книгой? — вопросительно посмотрела на него Ойли. Она хотела встать, но не смогла, потому что ног своих больше не чувствовала. Девочка поняла, что болезнь ее все-таки одолела. И она уже никогда не сможет ходить. Слезы градом полились из ее глаз.
— Почему он отпустил нас и отдал Книгу? — с криком повторила она свой вопрос.
— Пришлось пообещать ему кое-что, — грустно ответил Айнол.
— Что ты ему пообещал? — испугалась Ойли.
Тут в пещеру вошел ее отец. Он кинулся обнимать дочь. Мать тайги стояла в сторонке и смотрела на людей. Костер возле колодца ярко полыхал. Его отблески играли на стенах пещеры. Из колодца, как и в прошлый раз, раздавалась барабанная дробь.
— Все хорошо! Все хорошо! — говорил отец и вытирал слезы, что катились из его глаз.
Айнол взял на руки Ойли и понес к выходу. Девочка прижималась к другу. Она слышала стук его сердца и тихонько плакала, понимая, что Айнол совершил опасное путешествие ради нее, но здесь он не нашел ничего хорошего. Зачем ему больная подруга?
Когда Айнол принес ее домой, мама и сестрички тут же их окружили. Паренек незаметно исчез. Девочка решила, что он отправился в страну Теплого Ветра.
Ойли не откладывая ни минуты, взяла ручку и вписала новые строки в Книге Перемен. С этой минуты утихли в стране ветра, ослабел мороз, снег изредка падал с неба мягкими белыми пушинками. Солнце потеплело, окна хилых жилищ поселка оттаяли. Время Ночи, что длилось раньше целый год, было отменено и забыто навсегда. СнегоВия осталась по-прежнему страной вечной зимы, но уже теплой и ласковой. Серое небо поголубело, иногда по нему проплывали белые облака, которых раньше здесь никто не видел. Дети могли кататься на горках и не бояться замерзнуть или быть занесенными снегом. Мужчины и женщины занялись строительством новых домов. Дикие звери обходили людей стороной, поэтому в заклинаниях необходимости тоже больше не было. О Хозяине Черной горы и его слугах отныне ничего не напоминало. Будто их никогда и не существовало.

Со дня, когда Ойли внесла перемены, прошел целый год. Каждый день девочка включала компьютер и ждала сообщения от Айнола, но тот о себе не напоминал. Первая написать ему она тоже боялась, так как думала, что Айнол про нее забыл.
Уже целый год она не выходила из дома. Свои ноги ее не слушались, а просить кого-то, чтобы ее вынесли на улицу, не хотела. Девочка замкнулась и целыми днями просто сидела возле окна и ждала. Все ждала и ждала перемен в своей жизни, но каждый день был похож один на другой.
Однажды, когда она сидела и наблюдала утреннюю зарю, перед ней появился ее любимый медвежонок. Он кувыркался, хлопал лапами, подкидывал снежки вверх, пытаясь ее развеселить. Девочка не выдержала и заулыбалась. Неожиданно появилась и медведица. Она присела возле окна. Ойли, прочитав ее мысли, поняла, что та приглашает ее прогуляться. Воспоминания о тайге взволновали душу. Ей очень захотелось очутиться среди высоких кедров. Ойли, не раздумывая, открыла окно и с трудом перебралась через подоконник. Взгромоздившись на широкую теплую спину медведицы, она крепко ухватилась за ее лохматую шею. И та понесла ее в тайгу. Девочке хотелось плакать. Впервые за последний год, она покидает дом. Ей было и радостно, и страшно. Куда и зачем ее везет медведица?
Вскоре они добрались до жилья Матери тайги. Медведица донесла ее до костра, что жарко полыхал в середине пещеры. Каменных человечков не было, не слышалось барабанной дроби из колодца. Мать тайги одиноко сидела у огня и помешивала угольки. Ойли сползла со спины медведицы и уселась напротив Матери тайги.
— Я рада тебя видеть! — улыбнулась она. — Весь год жду тебя в гости.
— Зачем? — удивилась Ойли.
— Нужна твоя помощь, — ответила Мать тайги.
— Кому?
— Айнолу.
— Айнолу? — вздрогнула девочка. — Он же далеко и, наверное, счастлив.
— Он здесь и ждет тебя.
— Как здесь? Почему же он ни разу не напомнил о себе? — быстро заговорила Ойли.
— Он в плену у Хозяина Черной горы. Чтобы получить Книгу Перемен, он предложил себя вместо твоей памяти.
— Как я могу ему помочь? — вспыхнула девочка. — Что я должна сделать?
— Прыгнуть в колодец! — кивнула в сторону колодца Мать тайги.
— Прыгнуть? Туда? — испугалась девочка.
— Решайся. Время уходит, — пристально посмотрела на нее Мать тайги.
Ойли, забыв о своей болезни, хотела привстать, но тут же упала на каменный пол. Собрав остатки сил, девочка поползла к колодцу. Ей было страшно, но она всем сердцем хотела увидеть Айнола. Целый год она думала о нем, ждала его, а он оказалось, все это время был рядом. Еще чуть-чуть и они встретятся. Ойли карабкалась по каменному полу, приближаясь к колодцу. Руки и ноги ее кровоточили. Боль разрывала тело, но Ойли продолжала ползти. С трудом она добралась до колодца и перекинулась через его край. Мать тайги спокойно за ней наблюдала, осторожно продолжая ковырять угольки.
Девочка, не оглядываясь, оттолкнулась от края и полетела вниз. Падая в сырой темный колодец, она думала лишь о друге, который так долго из-за нее находился в заточении.
Неожиданно вспыхнул яркий солнечный свет. Ойли почувствовала, что стоит на земле. Да, да, стоит. Девочка посмотрела под ноги, все еще не веря своим ощущениям. Она действительно стояла на своих ногах. В это мгновение раздалась барабанная дробь, и перед ней появился Айнол. Он был худ и бледен. Сердце девочки сжалось от боли и жалости к нему. Ребята обнялись. Их глаза осветились счастьем.
— Помнишь, ты спрашивала, что есть главные ценности в жизни? — тихонько спросил ее Айнол.
— Помню, — улыбнулась Ойли.
— Сейчас я готов тебе ответить, — внимательно посмотрел на нее паренек. Переписка Айнола и Ойли— Я тебя слушаю, — потупила взгляд девочка.
— Главное в жизни — быть светом для других, любить, нести добро, дарить надежду, — ответил Айнол и еще сильнее сжал в своей руке руку подруги.
— Ойли, ты – смелая девочка! — послышался рядом ласковый голос Матери тайги. — Ради спасения другого человека ты готова отдать свою жизнь. Награда за это — крепкое здоровье. Напоминанием о болезни останется лишь цвет твоих глаз.
Мать тайги улыбнулась и указала ребятам на выход из пещеры. Ойли и Айнол поклонились ей и покинули священное место, откуда вновь послышалась барабанная дробь. Это каменные человечки отбивали секунды, минуты, часы, дни, недели, месяцы, года удивительной страны СнегоВии.

Автор: Татьяна Маркинова



Вы можете пропустить все до конца и оставить ваш ответ. Размещение обратных ссылок в настоящее время не допускается.

Оставить отзыв

*

code

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru