7. Деревенские приключения / Настя – фельдшер

К сожалению, ничего не вышло с леденцами и вареньем из одуванчиков, потому что в первый же день Настя подожгла сахар, и маме досталось отмывать посуду после ее неудавшихся экспериментов.
Все утро мы сидели на крылечке и придумывали себе работу.
— Послушай, — неожиданно осенило меня. — Зря, что ли ты привезла с собой медицинский набор. Давай откроем больницу. Я не видела, чтобы здесь была поликлиника.
— Точно, — подпрыгнула от радости Настя.
— Местные, наверное, будут рады, если здесь появится кто-то, кто излечит все их болезни.
— Алена, какая ты хорошая, — расцвела сестричка. — Мы с тобой столько добрых дел сотворим для деревенских.
Я мысленно представила, как у наших ворот соберется огромная очередь из больных. Все они будут умолять нас о помощи. Мы с Настей, конечно же, всех вылечим. И тогда поставят нам посреди улицы памятник, наградят медалями за милосердие и добро.
Недолго думая, мы помчались искать среди наших вещей Настины приборы. Они лежали у нее под кроватью. Сестра первым делом решила, что надо все инструменты протереть, а я уговорила маму выдать нам одну простынку, на которую мы будем укладывать больных.
Мама, узнав о нашей затее, покачала головой, но не отказала и выдала мне требуемую простынку.
Устраивать больницу в доме было нельзя. Домик слишком мал, да и мама тут постоянно крутилась. Она бы нам мешала вести прием.
— Давай устроим больницу за домом. Под деревьями есть просторное местечко, куда мы можем уложить листья из лопухов и накрыть их простынкой. Это и будет кушетка. Так и сделали.
Когда кушетка из лопухов была готова, мы разложили медицинские приборы и стали ждать нуждающихся в нашей помощи.
— К нам никто не придет, — сказала я. — Ведь про нашу больницу никто не знает.
— Ага, — покачала головой Настя и грустно вздохнула.
— Давай напишем объявление и прикрепим его к воротам. Прохожие будут видеть нашу вывеску и зайдут.
— О, ты гений, — захлопала в ладоши сестра.
За пять минут мы нарисовали нашу вывеску и прикрепили к воротам. Однако и это не сработало. За весь день никто не решился у нас полечиться.
— Что делать? Надо же кому-то помочь? Неужели здесь все здоровы? — печалилась Настя.
— Думаю, они боятся лечиться. Это же деревня. Они лечат себя сами: травами, примочками, настойками, — махнула я рукой.
На наше счастье к Насте пришел в гости Вася.
— Вот его-то мы и полечим, — потирая руки, сказала я.
Вася сначала не хотел лечиться, но после того, как Настя пообещала, что выдаст ему в качестве лекарства шоколадку, согласился.
В первую очередь мы послушали Васю, затем измерили температуру и давление. Потом Настя проверила его зубы и сказала, что нужно несколько выдернуть. От чего у Васи задрожали руки и ноги. Он не хотел дергать зубы.
— Сегодня не будем, — успокоила я мальчишку.
— Посмотри, у него все лицо покрылось красными пятнами. Это ветрянка, — предположила Настя.
Посовещавшись, мы решили, что нужно эти пятна намазать зеленкой, как в прошлом году делала мама, когда у меня была ветрянка.
— У нас нет зеленки, — испуганно произнесла сестра, порывшись в своем медицинском сундучке.
— Я поищу ее дома. Кажется, у мамы была где-то.
Проверив, что мама занята на кухне и ей не до нас, я прошла в ее комнату и открыла крохотный шкафчик у кровати. В нем я увидела таблетки, йод и зеленку. Взяв то, что мне было нужно, я выскользнула из дома.
— Тебя никто не видел? — прошептала мне Настя, когда я вернулась в больницу.
Вася спокойно лежал на кушетке и ждал лечения.
Тут мы снова растерялись.
— Ты не взяла ватные палочки, чтобы рисовать зеленые точки? — спросила меня сестра.
— Я забыла про них, — виновато опустила я глаза.
— Ладно, я так нарисую, — сказала Настя и намочила палец зеленкой.
Вася лежал с закрытыми глазами, а фельдшер, то бишь Настя, тыкала ему пальцем в разные места на лице и шее, потом на голые руки и коленки.
Когда Вася был уже почти весь зеленый, сестра привстала и повернулась ко мне. О, ужас. Пациент и врач были совершенно одинаковые. Лицо Насти, руки и коленки тоже пестрели зелеными пятнами.
— Дальше мы забинтуем ранки, чтобы на них не попадала пыль, — сказала Настя.
— Чем? У нас нет бинтов, — пожала я плечами.
— Туалетной бумагой. Она же похожа на бинт, — улыбнулась сестра. Я сбегала в туалет и принесла оттуда целый рулон бумаги.
Вася, смиренно протягивал нам руки и ноги. Мы старательно обматывали их туалетной бумагой.
— Надо же, какой ты толстый. Весь рулон на тебя потратили. Другим пациентам уже не досталось, — буркнула Настя, после того, как Вася оказался обмотан бумагой, будто мумия. Открытым осталось только лицо.
— Долго еще? Я устал лежать. Может, кого-то другого полечите? — наконец выдавил он.
— Терпи. В больнице долго лежат. Дней по десять, — отвернулась от него Настя.
Если бы вы видели лицо Васи. Он испуганно вытаращил глаза, пытаясь привстать. Однако бумага сковывала его движения, и он лишь ерзал на одном месте.
— Мне домой надо. Бабушка уже пироги, наверное, напекла. Я хочу есть. Отпустите, — вдруг заплакал мальчишка.
Мне стало его жалко. Но что делать, если мы его до конца еще не вылечили?
— Сейчас будем делать укол, — сказала Настя и взяла в руки большой пластмассовый шприц.
Такое Вася уже стерпеть не мог.
— А-а-а-а-а-а, — закричал он. — Хочу в туалет. Мамочка.
Он подскочил и, путаясь в туалетной бумаге, помчался к воротам. Запинаясь, он пару раз упал, но тут же поднимался и вприпрыжку бежал дальше. Выскочив за ворота, мальчишка помчался по улице в сторону дома своей бабушки.
Мы с Настей выскочили следом и смотрели, как мчится по улице наша мумия. Все встречные коты шарахались в кусты, а собаки от недоумения даже забыли его облаять.
Вынырнувший из ворот соседнего дома седой дед, открыв рот, присел на лавочку за оградой и забыл, куда шел. Баба Матрена тоже, возвращаясь из магазина, застыла на месте и, не отрывая взгляда, следила за Васей.
— Шоколадку забыл, — закричала ему вслед Настя.
Однако Васе, как мы поняли, шоколадка была уже не нужна. Он поскорее пытался скрыться у нас из виду.
Когда мальчишка исчез в переулке, баба Матрена подошла к нам и спросила, что это было?
— Наш сбежавший пациент, — обидчиво произнесла Настя.
— А что ваш пациент заразный? Почему сама в зеленке? — снова спросила баба Матрена.
— Он не заразный. Он просто беспокойный, — улыбнулась я.
Я объяснила бабе Матрене, кто и почему бежал по улице.
— А вы случайно ничем не больны? Мы и вас можем полечить, — обратилась к соседке Настя.
Бабуля замахала руками:
— Недавно ездила в поликлинику и сдала все анализы. Сказали, что я здорова.
— Что ж, ладно, — огорчилась Настя. — В другой раз к нам обращайтесь. Мы тут рядом. Все ваши анализы сами проверим.
— В следующий раз обязательно, — пообещала баба Матрена и поспешила к своему дому.
Мы тоже пошли домой. Без выговора от мамы не обошлось. Как только она увидела Настю, испачканную зеленкой, всплеснула руками и сказала, что без диплома лечить других людей мы не имеем права, разве что только папу и Шкета.

Татьяна Маркинова / markinova-tatyana.ru

Предыдущая | Следующая



Вы можете пропустить все до конца и оставить ваш ответ. Размещение обратных ссылок в настоящее время не допускается.

Оставить отзыв

*

code

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru