Откуда дровишки?

В избе было прохладно. Бабушка проснулась очень рано, слезла с печи и взялась ее растапливать. Сделав в замерзшем окне пальцами круг, размером с монету, Фая Ивановна увидела лишь темноту да снеговика, которого внуки месяц назад слепили прямо у крыльца. Двое ее шестилетних внучат крепко спали в соседней комнате. Бабушка поправила им одеяла и снова вернулась к печи.
— Сейчас у нас будет тепло, — шептала себе под нос бабушка. — Испеку блинков, порадую родненьких.
У нее все получалось скоро. Уже через полчаса на столе стояли горячие блины, пшенная каша в горшке и теплое молоко. Антон и Никитка, братья-близнецы, учуяв аппетитный запах, прибежали на кухню и сели за стол. Бабушка отправила их умываться. Мальчишки в белых майчонках и синих трусиках, босиком, толкаясь, все же по-быстрому умылись и снова присели к столу. После завтрака побежали на улицу. Они решили слепить еще одного снеговика.
Вечером, уставшие и довольные ребята, грелись у печи и смотрели на огонь. У их ног лежал рыжик кот Васька и мирно мурлыкал. Бабушка сидела рядом в широком кресле-качалке и вязала носки. Еле слышно она читала молитвы, а мальчикам казалось, что она рассказывает сказки. Было тепло и уютно. На улице тихо падал снег. Два снеговика стояли у окна и заглядывали в дом, рассматривая его убранство, людей и печь, от которой исходил яркий свет.
— Как ты думаешь, что это? — спросил Снеговик, которого слепили сегодня.
— Печь. Много раз видел, как бабушка носила в дом дрова и складывала в нее. Потом в ней появлялся яркий свет. Я, так понимаю, печь у них – ядро дома. Они за ней ухаживают, на ней готовят еду. Посмотри, какие у них счастливые лица, — ответил Снеговик постарше.
Когда огонь в печи потух, ребята разбрелись по кроватям, бабушка тоже залезла наверх, и все заснули. Только два снеговика продолжали свою неторопливую беседу. Спать им совсем не хотелось.
На следующее утро, ребята проснулись от холода, который уже забрался и под пуховые одеяла.
— Бабуля! Бабуля! — закричал Никитка. Но ему никто не ответил.
Братья мигом натянули шерстяные носки, кофты и теплые штаны. Антон, вскарабкался сначала на стул, потом на печь. Бабушка лежала под одеялом. Когда внук попытался ее растормошить, она заохала и с трудом пошевелилась.
— Приболела, ребятки. Сейчас встану, — кое-как проговорила она. Но встать не смогла.
— Лежи, бабуля! Мы сами, — ребята быстро поняли, что бабушке нужно дать лекарство. И, самое главное, нужно поскорее затопить печь. В избе становилось все холоднее и холоднее.
Они надели шапки, пальтишки и валенки. Выскочив на улицу, поняли, что ночью был сильный ветер, и все замело снегом: дорожку до дровника и вход в него. Малыши попробовали расталкивать снег ногами, но устали, так и не добравшись до дров. Снова зашли в избу. Не раздеваясь, сели к столу и начали жевать хлеб.
— Печь еще теплая. Давай прижмемся к ней и погреемся, — предложил Антон. Ребята прижались спинами к высокой, беленой печи. Немножко согрелись. В это время ветер на улице усилился и бил в окно с такой силой, что казалось, сейчас выдавит стекло.
— До дров нам не добраться, — заплакал Никитка. — Так и замерзнем здесь.
— Не хнычь. Мужик ты или нет? — упрекнул его брат.
— Скорее бы папа с мамой приехали, — продолжал плакать Никитка.
— Приедут. Послезавтра, — попробовал успокоить его Антон.
На улице тем временем начало темнеть.
— Вот и вечер. Скоро ночь. Я есть хочу, я замерз, — хныкал Никитка.
Антон молчал. Он, хоть и был старше Никиты всего-то на несколько минут, но чувствовал, что должен что-то сделать. Но что, не знал. Предложил лишь, не раздеваясь, забраться под одеяло и ждать утра.
Когда стемнело, снеговики подошли к окну, чтобы снова понаблюдать за происходящим в доме, но ничего не увидели из-за кромешной темноты в нем.
— Что-то случилось, — тревожно заговорил первый Снеговик. — Сколько я себя помню, печь в это время всегда светится.
— Ты видел сегодня бабушку? Нет. А ребята дальше крыльца не прошли. Снега-то сколько навалило, — посмотрел на друга второй Снеговик.
— Точно! Они не смогли набрать дров, что кладут в печь, поэтому та и не сияет, — догадался первый Снеговик.
Недолго думая, снеговики зателепали к дровнику, откуда хозяйка каждый день носила дрова. Замахав своими метлами, которые им вчера вручили ребята, они, хоть и с большим трудом, но все же расчистили вход. Однако дверь заледенела и никак не открывалась. Где еще можно взять дрова? Только в лесу. Снеговики взяли санки и поспешили к деревьям, что росли прямо за огородом. Ветер крепчал, но снежным друзьям он был нипочем. Они ловко орудовали метлами. Разгребли снег, насобирали толстых сухих веток и пустились в обратный путь.
Антон, поняв, что вся надежда осталась на него, решил пойти к соседям. Никита уговаривал его не ходить, ведь на улице сильный ветер и дальше своего носа ничего не видно. Однако старший брат был непреклонен. Он и сам боялся потеряться во время бури, но замерзнуть родным он тоже позволить не мог.
Когда он распахнул входную дверь и шагнул на крыльцо, в лицо ему ударил сильный ветер. Мысль о соседях тут же вылетела из головы. Он задержал дыхание и на пару секунд зажмурил глаза. Потом, покрепче завязав шарф, шагнул в темноту. Не заметив, что дорожка до дровника расчищена, дошел до него, но дверь открыть тоже не смог. Неожиданно совсем рядом, он услышал скрип шагов и незнакомые голоса. Мальчик затаил дыхание и прижался к дверям дровника. Вдруг из снежной пыли прямо перед ним выросли два снеговика, которые тащили санки с хворостом. Они не заметили мальчика и, оставив свою ношу у крылечка, направились к окну, чтобы посмотреть, не появился ли свет в печи, но там по-прежнему царила темнота.
Антон продолжал стоять у дровника и ошарашено следить за снеговиками, которые в это время начали спор: постучать в окно или нет.
— Не спорьте. Я вас вижу и слышу. Вы, что живые? — наконец-то выдавил из себя мальчик.
Теперь опешили снеговики. Они замерли на месте и сделали вид, что ничего не слышали.
— Хватит притворяться. Я видел, как вы вернулись из леса, — подошел к ним Антон, но те не шевелились. Постояв с минуту возле снеговиков, мальчик отвернулся и пошел к крылечку.
— Чудеса, да и только! — воскликнул он, рассматривая кучу хвороста. Торопливо, не позвав брата на помощь, сам перенес его в дом и рассыпал у порога, чтобы тот подсох.
Раньше он видел, как печь растапливала бабушка. Начал с того, что взялся выгребать золу. На его счастье в рассыпчатой серой куче обнаружил мелкие, едва тлеющие угольки. Это было еще одно чудом за этот вечер.
Антон осторожно положил на угольки несколько веток, и те разгорелись. Скоро в кухне стало светло и тепло. Ребята разделись, согрели горшок с кашей и молоко, которым напоили бабушку.
— Как хорошо, когда печь топится, — улыбался Никитка, глядя на яркие искорки. Его щеки раскраснелись. Он радовался теплу и сытому желудку. Бабушка тоже согрелась и села на печи, свесив ноги.
— Печь – это душа дома. Пока она дает тепло, дом жив, — пояснила она, поглядывая сверху и, словно извиняясь, продолжала лепетать. — Я сегодня вас подвела, мои хорошие. Пришлось вам самим хозяйничать. На улице, слышу, ветер воет. Дорожки, должно быть, совсем замело. Сейчас я слезу, схожу в дровник.
— Никуда ходить не надо. Дров у нас много, — сказал Антон, подкладывая ветки в печь.
— Это же хворост? Откуда?
Антон, хоть и знал, откуда, но как сказать об этом бабушке и Никитке, которые, открыв рты, ждали ответа. Ведь не поверят же.
— Снеговики принесли, — заулыбался он.
— Снеговики? Ты шутишь или правду говоришь? — уставился на него Никитка.
— Ну, конечно, правда. Кто еще мог это сделать? — Антон кивнул в сторону дверей.
— Кроме них некому, — согласился с ним брат.
Снеговики же стояли у окна и, улыбаясь, наблюдали за людьми, которые грелись возле печки, беседовали и радовались тому, что все хорошо закончилось.

Автор: Татьяна Маркинова



Вы можете пропустить все до конца и оставить ваш ответ. Размещение обратных ссылок в настоящее время не допускается.

Оставить отзыв

*

code

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru