Таира: Пояс Радиславы

Лишь сумма преодоленных препятствий является действительно правильным мерилом подвига и человека, совершившего этот подвиг.

Стефан Цвейг

— Сколько тебе нужно времени для того, чтобы вернуть пояс Радиславы? — беспокойно спросил Арпоксай, прищурив черные глаза.

— Все зависит от того, сколько я встречу препятствий, — улыбнулась Таира.

— Чему радуешься? Ведь еще не знаешь, что тебя там ждет, — нахмурился Арпоксай.

— Не волнуйся. Я справлюсь, — продолжала улыбаться девушка.

Глядя на эту пару со стороны, можно было подумать, что брат отчитывает младшую сестру за непослушание, а та не особо внимательно слушает его нотации, так как занята своими мыслями.

— Посмотри, погода портится. Огромные черные тучи затягивают небо. Это не к добру, — покачал головой молодой воин.

— Ты ошибаешься. Это всего лишь снегопад.

— Зря так легкомысленна, — Арпоксай хмурился еще больше и сжимал кулаки.

— Ты зря так напрягаешься. Я долго готовилась к этому походу. Поверь, я могу за себя постоять.

Арпоксай слегка обнял девушку и начал спускаться с гор. Мелкие камни, на которые он ступал, с шумом скатывались вниз. Таира смотрела ему вслед. Тот шел, ссутулившись, как будто нес тяжелый груз. Однако на его могучих плечах красовалась только шкура, убитого им недавно зебротигра. Длинные иссиня-черные волосы Арпоксая были перетянуты кожаной веревкой и собраны в хвост, из которого торчало серебристое перо. Он был высок и крепок, силен, красив собой. В их клане он был самым лучшим воином. Дружбой с ним Таира очень дорожила. Если бы не он, то она не научилась бы быть настоящим человеком. Он ее учитель и лучший друг.

Девушка укуталась в теплую меховую накидку, надела капюшон, спрятав под него копну золотых волос, и шагнула в темную пещеру. У самого входа она оставила лук со стрелами и клинок, который не единожды выручал ее в бою. Сейчас она шла в мир людей, где ей нельзя применять оружие, магические способности и читать человеческие мысли. Она с младенчества училась быть человеком, обходиться без своих, обычных для ее мира и необычных для мира людей, умений.

Арпоксай, как будто почувствовав, что она исчезла, остановился и оглянулся. Сердце его сжалось от переживаний за подругу. Он знал, что в мире людей, хоть он отлично ее подготовил, Таиру ждут серьезные проблемы. Ведь уже много лет его самые отважные и способные ученики пытаются достать пояс Радиславы, но, уходя в мир людей, назад не возвращаются. Никто не знает, почему? Кто-то считает, что они, возможно, предпочли тот мир этому, а кто-то считает, что они давно погибли.

Сейчас пришел черед Таиры пойти туда и все узнать. До этого в мир людей отправлялись только мужчины, а тут совет решил, что пора там побывать и женщине. Сколько трудностей выпадет на ее долю, никто не знал, но кроме нее пойти было некому. Таира смелая девушка, она с детства мечтала попасть в мир, о котором столько слышала. И когда ей предложили найти и вернуть пояс Радиславы, та без колебаний согласилась. Наконец-то ее мечта сбудется. Арпоксай, зная о ее желании познакомиться с людьми, нервничал. Он думал, что она, увлекшись изучением другого мира и наблюдением за его жителями, забудет о своей миссии и тоже не вернется.

Мысль о том, что он ее больше не увидит, кинжалом резала его сердце. Он любил ее больше жизни и готов был ради нее на все. Однако признаться ей в своем чувстве не решался, и даже сейчас, прощаясь, скорее всего, навсегда, он так и не смог сказать ей самые важные слова, что крутились в его голове. «Что ж, теперь уже поздно, она ушла», — подумал Арпоксай и, перепрыгивая с камня на камень, еще быстрее начал спускаться вниз.

 

Таира несколько минут постояла в пещере, чтобы глаза привыкли к темноте. Когда она стала различать силуэты сталактитов и сталагмитов, осторожно пошла вперед. Из книг о дороге в мир людей, она знала, что ее ждет в этом мрачном и холодном месте. Таира чувствовала, что за ней наблюдают с момента входа, поэтому старалась вести себя уверенней и спокойнее. «Нельзя показывать свой страх, — вспомнила она слова Арпоксая, — Иначе ты перестанешь владеть ситуацией».

Стараясь не шуметь, девушка направилась вглубь пещеры. Оттуда тянуло сыростью и еще каким-то незнакомым ей запахом: не то гнили, не то мертвечины. Холод сковывал движения. Пройдя шагов десять, Таира увидела на стене нечто круглое, размером с ладонь. Это нечто прилипло к стене и светилось бледно-зеленоватым светом. Любопытство взяло верх. Девушка подошла ближе и увидела плоский камень, который излучал свет. Коснувшись его кончиками пальцев, почувствовала, что камень теплый и очень гладкий. Она приложила к нему ладонь, вдруг тот отсоединился от стены и лег ей в руку. В этот самый миг засветился еще ярче, отчего в пещере стало совсем светло. Оглядевшись, девушка увидела множество смотрящих на нее зеленых глаз. Тел их обладателей не было видно. Таира положила камень в дорожную заплечную сумку, решив, что если камень сам упал в ее руки, то отныне принадлежит только ей, и пошла дальше. Глаза продолжали за ней следить. Они перемигивались, но не приближались. Тишину в пещере нарушал лишь легкий хруст мелких камней, что попадались под ноги путницы.

Неожиданно зеленые глаза закрылись, в пещере снова воцарилась темнота. Таира сунула в сумку руку, чтобы достать светящийся камень, как вдруг услышала громкий рык. Сердце девушки застучало чаще. Она поняла, что к ней приближается хозяин пещеры, чтобы не дать ей проникнуть в мир людей. Вспомнив о своем клинке, подумала о том, что оружие надо было оставить перед выходом из пещеры, а не у ее входа, хотя это и нарушало правила. Она должна пройти весь путь, как человек, сопротивляясь трудностям самостоятельно, не прибегая к магии.

Рык приближался. Тот самый незнакомый ей запах тоже усиливался. Теперь девушка поняла, что он принадлежит хозяину пещеры.

— Какой ты? Покажись. Давно хочу на тебя посмотреть, — сквозь зубы тихонько проговорила Таира. Внутренне она собралась, тело ее напряглось, обоняние, слух и зрение обострились. Она ждала чего-то страшного и готовилась к нападению монстра.

Когда расстояние между хозяином пещеры и Таирой значительно сократилось, рык стих. Воцарилась такая тишина, какой она никогда раньше не слышала. Ей казалось, что время остановилось. Девушка почувствовала, что по телу ее пробегает легкая дрожь. Нужно было взять себя в руки и успокоиться. Она вспоминала, как Арпоксай говорил, что в минуты напряжения и ожидания, волнения и страха, не стоит думать о том, что тебя ждет, не стоит бояться того, чего еще нет. Скорее всего, то, чего мы боимся, на самом деле выглядит не так уж страшно, как себе представляем.

Мысли об учителе отвлекли ее от переживаний, и она смогла расслабиться. Чтобы увидеть, происходящее в пещере, Таира достала, только что найденный ею, камень. Как только находка оказалась вне сумки, по пещере разлился зеленоватый свет, и девушка увидела перед собой белого вепря. Клыки его, огромных размеров торчали из пасти, а с них капала мерзкая мутная слюна. Рога торчали из его лба, щек, подбородка и шеи. Тело монстра покрывала щетина, напоминающая тонкие, острые иглы. Прозрачные маленькие глаза сверкали злобой. Он смотрел сквозь девушку, принюхиваясь к запахам и прислушиваясь к звукам. «Хозяин пещеры слеп, — поняла Таира. — Одолеть его будет не так уж сложно». Однако она ошиблась.

Как только зверь почувствовал ее запах, он приблизился к ней вплотную и разинул пасть еще шире. В лицо девушки ударила ужасная вонь. Она отпрянула. Под ногами хрустнули камни. Вепрь резко поднялся на задние ноги и зарычал. Девушка кинулась в сторону. Но не тут-то было. Зверь бросился следом и, наклонив голову, зацепил ее рогами и подкинул вверх. Светящийся камень выпал из ее рук. Девушка ударилась о сталактиты, но все же за один успела ухватиться, попытавшись зависнуть у потолка пещеры. Однако вепрь, почувствовав ее, снова зацепил рогами. Таира решила оседлать хозяина пещеры. Но и это оказалось невозможным. Щетина зверя  колола до боли руки, оставляя царапины и кровь. Кровь попадала и на зверя, поэтому его белое тело постепенно становилось красным.

Вепрь изворачивался и рычал, пытаясь скинуть с себя девушку, которая вцепившись в рога, болталась у самого его уха. От резкого, противного запаха тошнило, кружилась голова. Вонь зверя дурманила ее. Она чувствовала, что слабеет, поэтому когда вепрь начал бить копытами о камни и сильно трясти головой, она не удержалась и упала. В глазах потемнело. Замешкавшись, Таира не успела встать, как зверь, открыв широко пасть, подхватил ее на клыки. Она почувствовала острую боль во всем теле, отчего потеряла сознание.

Придя в себя, девушка увидела, что лежит среди обглоданных костей, на некоторых еще сохранились остатки мяса. Запах здесь стоял невыносимый. Таиру затошнило еще сильнее.

— Нужно отсюда выбираться, — разговаривая сама с собой, она поползла к месту в пещере, где тонкий луч солнца, кое-как пробивающийся сквозь узкую щель в потолке, скользил по полу. — Жаль, я потеряла свой камень. Как бы он мне сейчас пригодился.

— Он не твой. Забудь о его существовании, — непонятно откуда раздался глухой голос. Таира вздрогнула.

— Кто здесь? — спросила она, вглядываясь в темноту.

Но больше ей никто не ответил. Подождав немного, прислушиваясь к тишине, она решила, что ей померещилось, и поползла дальше.

Очень скоро кости на полу пещеры закончились.

— Я выбралась из столовой вепря. У меня получилось. Одно беспокоит, где он сам, — Таира порылась в сумке. Ей нужен был бальзам, чтобы обработать раны, которые сильно кровоточили и болели. Бальзам не находился, но нашлось другое, а именно осколок вещего сна. От этой находки холодок пробежал по телу. Его нельзя было брать с собой. Как и клинок с луком, она должна была и осколок оставить там. Но теперь уже ничего не поделаешь. Таира вынула его из сумки, он представлял собой кусочек зеркала, в котором отражалось то, что скоро должно произойти. Девушка присмотрелась к нему и увидела яркую вспышку света. Зажмурившись, снова сунула осколок вещего сна в сумку.

— Что ж, придется взять его с собой. Все равно никто не узнает об этом нарушении, — прошептала Таира.

Слух ее уловил легкий шорох, который доносился из-за спины. Решив, что вепрь идет следом, поспешила уйти подальше от зловонного места.

В темноте она не видела, что у нее под ногами, поэтому натыкалась на большие камни и иногда падала. Боясь сломать стопы, она хоть и осторожничала, но не останавливалась. Вдруг, сделав очередной шаг и не почувствовав земли, поняла, что падает в пропасть. В глазах мелькнул тот самый яркий свет, что она недавно видела в осколке вещего сна. Как и до этого, она крепко зажмурилась.

 

Арпоксай тем временем вернулся в деревню, где его ждали друзья и ученики. Еще издалека он увидел, что среди высоких деревьев, напоминающих морские кораллы, развеваются разноцветные флаги. В круглых окнах высоких, узких домов виден свет, потому что на улице начинало темнеть. Приближаясь, он расслышал пение своих учеников, которые стояли на сцене в центре площади. Оранжевый дым от факелов, что стояли у каждой двери в дом, поднимался в небо, окутывая едва появляющиеся звезды и пряча их от жителей клана Ланковедов.

Молодой воин шел, склонив голову и смотря себе под ноги. Он мягко ступал по мху, который покрывал землю. При каждом его шаге надо мхом поднимались в воздух мелкие синие бабочки. И как только Арпоксай удалялся, снова садились на мох и прятались в его ворсинках.

У входа в деревню Арпоксая ждал старейшина. На его плечах, как и на плечах молодого воина, красовалась шкура, но шкура другого зверя, гораздо больше и страшнее —  крокозабрафа. Концы седых волос старейшины касались земли. В них росли маленькие кактусы с синими, зелеными, красными цветами. В руках встречающий держал посох из кости крокозабрафа, на верхушке которого была вырезана голова сокола с настоящими живыми глазами. Сокол всегда следил за тем, что происходит рядом со старейшиной, оберегая его от опасности.

— Ты довел ее до места? — Обратился к нему старик.

— Да.

— Ты видел, как она вошла в пещеру?

— Да, — Арпоксай не хотел разговаривать. Его тревожили мысли о будущем Таиры. Пройдет ли она путь, который ей предначертан, не свернет ли, не испугается. Выживет ли в жестоком мире людей.

— Мы принадлежим к великому клану Ланковедов. Мы должны хранить нашу землю и наши традиции. Учить детей добру. Сегодня мы проводили в мир людей одну из наших лучших учениц, чтобы она сделала то, что до этого не смог никто. Будем ждать ее с поясом Радиславы, который мы потеряли тысячи лет назад. Эта утрата огромна. С каждым годом тьма, что идет из-за гор, все ближе и ближе к нашему миру. Еще немного и она нас поглотит. Пояс нам нужен, чтобы другой смельчак одел его и, обретя великую силу, сразился с тьмой, дав нам уверенность в завтрашнем дне, в том, что еще тысячи лет будем жить счастливо.

Старейшина говорил, а вокруг собиралась толпа. Все внимательно слушали его речь и кивали головами в знак согласия.

Арпоксай не стал задерживаться и пошел домой, где его ждала мать.

— Ты вернулся! — воскликнула мать и бросилась ему на грудь.

— Разве я мог не вернуться? — удивился сын.

— Я боялась, что ты последуешь за ней в мир людей, — со слезами на глазах проговорила мать.

Эти слова поразили Арпоксая. Как он не додумался сам. Ведь его никто не останавливал, ему никто не запрещал пойти с ней. Он почувствовал себя настоящим болваном, ведь мог бы быть сейчас рядом с ней, а теперь уже поздно. За это время Таира должна уже пройти пещеру. Он засуетился. В голове мелькнула мысль, что может еще успеет ее догнать и помочь.

Мать прочитала мысли сына и сказала:

— Ты никуда не пойдешь. Ты должен ждать ее здесь. Дома. Если она вернется, ты пойдешь в горы и сразишься с тьмой. Кроме тебя некому. Если же ты пойдешь, можешь погибнуть. Тогда погибнем и мы.

— Ты прочитала мои мысли? Ты обещала, что не будешь этого делать, — недовольно произнес сын. — И я сам буду решать, куда и зачем мне идти.

Мать отвернулась. Она знала, что не может приказывать сыну, но и отпускать его в мир людей тоже не хотела. Как она будет без него? Он ее единственный сын, ее опора и поддержка.

Арпоксай догадался о мыслях матери, слегка обнял ее и пообещал, что не покинет дом без благословения старейшины. После он прошел в свою комнату, рухнул на лежанку из сушеных водорослей и нырнул в глубокий, тревожный сон.

 

Очнувшись, Таира увидела над собой высокий свод пещеры, но уже не тот, что был раньше, а другой, с множеством мелких окошечек разной формы, в которые просачивались золотистые лучики. Было тепло и сухо. Она лежала на сухих лепестках роз.

— Какое красивое место, — проговорила она вполголоса. Осмотревшись, заметила справа от себя узкую дверь.

Не раздумывая, девушка подошла и потянула дверцу на себя, и та открылась. За ней Таира увидела голубое небо, яркое солнце, зеленый луг с множеством цветов, реку, у берега которой на волнах покачивалась небольшая лодка.

Выйдя на луг, Таира оглянулась, но двери уже не увидела, позади нее был лишь высокий холм, заросший кустарниками.

— Похоже, я в мире людей, — Девушка весело засмеялась, закружилась на месте, а потом легла на траву и устремила взгляд к облакам. Однако отдохнуть и насладиться прекрасным видом не удалось.

Услышав голоса детей, она приподнялась. Мальчик и девочка лет четырнадцати шли к реке, держа в руках корзинки, наполненные красной ягодой.

Они тоже увидели незнакомую девушку и остановились. С минуту незнакомцы разглядывали друг друга. Первая заговорила Таира.

— Здравствуйте, ребята. Это ваша лодка?

— Наша, — улыбнулась девочка. — А вы откуда, куда направляетесь?

— Я издалека, — отмахнулась Таира. — Прибыла сюда по очень важному делу.

— Похоже, секретному, — усмехнулся мальчик.

— Точно, — засмеялась путница. — Как вас зовут?

— Меня Цветана, а брата Артемка, — рассматривая одежду незнакомки, ответила девочка.

— А меня Таира.

— У вас такая красивая накидка, необычная. У нас никто в таких не ходит, — снова заговорил Артем.

— О, это подарок друга. Правда, сейчас в ней жарко, — Таира сняла накидку и положила в сумку.

— Теперь вы похожи на очень крутую девчонку из столицы, — с легкой завистью произнесла Цветана, увидев на девушке, черные кожаные обтягивающие легинсы и такой же кожаный топ. Обута она была в черные ботинки на массивной подошве. Скрутив длинные волосы в узел, Таира предстала перед ребятами во вполне обычном земном виде.

— Вы с нами или в другую сторону? — спросил мальчик.

— Если можно, то с вами.

Уже вместе ребята и Таира сели в лодку. Пока плыли по реке, путница узнала, что находится сейчас в Сибири и до ближайшего крупного города очень далеко. Девушка расстроилась. Она не знала, как теперь быть, ведь по ее мнению пояс Радиславы должен находиться где-то там, где много людей.

— Скоро уже будем дома, — лодкой правил Артем.

— Как у вас красиво, деревья такие пушистые, как живые, — вглядываясь в приближающийся лес, произнесла Таира.

— А у вас разве не такие деревья? — удивилась Цветана.

— У нас? — Таира испугалась, потому что чуть не рассказала о своих деревьях похожих на морские разноцветные кораллы. — У нас вообще нет деревьев.

— Вы живете в пустыне? А может, вообще на луне? — снова усмехнулся мальчик.

— На луне, — подмигнула ему Таира.

Когда лодка остановилась у берега, ребята из нее выпрыгнули. Путница следом. Затем вместе вытянули лодку на берег. Взяв корзинки, пошли по узкой тропинке, все больше углубляясь в лес, где стоял сладковатый аромат от цветущих синих колокольчиков, мелких желтых цветочков и хвои сосен. Раздавались птичьи трели и кукование кукушки.

Скоро лес расступился, и Таира увидела поселок людей, утопающий в зелени и цветущей сирени. В лицо ее вдруг ударило ветром, хлынул поток человеческих мыслей. Она зажмурилась, закрыла уши руками, но мысли, проникая в ее мозг, роились там, мешались и превращались в гул. Таира вспомнила, что нужно сделать, чтобы остановить этот шумный поток из людских мыслей. Она представила себе реку — чистая прозрачная вода протекает сквозь все ее тело, унося с собой лишнее.

Ребята остановились и тревожно смотрели на свою спутницу.

— Что с вами? — спросил Артем.

Слова мальчика донеслись до Таиры откуда-то издалека, но именно они напомнили о том, что пора все остановить.

Она открыла глаза и улыбнулась.

— Я в порядке. Просто устала.

Ребята пригласили гостью в дом, который находился на самой окраине и где они жили вместе с бабушкой. Родители их были геологами и работали на севере. Брат и сестра показали  свой сад, где росло много цветов, фруктов и овощей.

Пока она удивлялась увиденному, бабушка приготовила ужин и позвала внучат и гостью в дом. В доме было прохладно и темно от задвинутых штор. Таире пояснили, что так они спасаются от летней жары. Седовласая старушка по имени Матрена Федотовна ни о чем не спрашивала гостью, лишь изредка кидала на нее пристальный взгляд и ласково улыбалась. Девушке даже показалось, что та читает ее мысли. Однако, насколько она знала, люди давно утратили этот дар, и даже забыли о том, что когда-то им обладали.

Ребята помогли накрыть на стол. Таира попробовала сыр и салат из свежих овощей. Все было вкусно, но больше всего ей понравилась клубника с молоком. Такого она раньше не пробовала. На земле ей определенно начинало нравиться.

Спать гостью уложили в спаленке, где пахло сухими травами и цветами. Таира не сразу поняла, откуда такой аромат, ведь трав в комнате не было. Она смотрела в крохотное окно, на лес, который начинался сразу за садом новых друзей. Когда же усталость напомнила ей, что пора спать, легла на кровать. В их деревне жители спали на лежанках, а здесь кровати. Девушка поерзала на новом месте, оказалось мягко и приятно, в лицо снова пахнуло травами. Только сейчас она поняла, что цветочный аромат исходит от подушек, именно они были наполненными сухими травами. Стоило их  пошевелить, как комната наполнялась чудесными запахами лета. Вдохнув поглубже, а потом, медленно выдохнув, Таира расслабилась и спокойно заснула.

 

Разбудил Таиру стук в окно. Она приподняла голову и увидела лицо Цветаны, которая улыбалась и приглашала выйти на улицу. Девушка быстро встала и выскочила во двор. Как только она показалась на крыльце, ребята выплеснули на нее ведро чистой, прохладной воды.

Таира остолбенела от такой встречи.

— Вы чего? — наконец-то пролепетала она.

— У нас праздник Иван Купала. В этот день мы обливаемся водой, — засмеялись брат с сестрой.

Матрена Федотовна увидела, что гостья вся мокрая, предложила пройти в дом и переодеться. Она дала ей одежду своей дочери, матери Артема и Цветаны. Легкий бежевый сарафан был ей впору.

— Ах, какая ты красавица. Давай я тебе косу заплету. Длинные золотистые волосы сейчас большая редкость, — пробормотала старушка.

Таира села на стул и разобрала прическу. Девушке было приятно касание ласковых, теплых рук старушки, которая осторожно взялась перебирать ее волосы.

— Радость моя, я знаю причину твоего здесь появления, но найдешь ли ты то, что ищешь, не знаю, — неуверенно покачала головой старушка.

Таира вздрогнула. Она медленно повернулась к Матрене Федотовне и встретилась с ней взглядом. Та, как и вчера, улыбалась.

— О чем вы? — недоумевающе произнесла девушка.

— Ты не первая в наших краях. Из вашего мира уже бывали посланники.

Таира все еще пыталась таиться, хотя уже начала понимать, что старушка неспроста завела разговор.

— Я здесь одна. Скоро уйду. Не буду вас обременять своим присутствием, — уклонилась от ответа девушка.

— Радость моя, куда ты пойдешь? Ведь ты даже не знаешь, где искать пояс Радиславы, — уже серьезно сказала Матрена Федотовна.

Секретничать больше не было смысла, и Таира опустила глаза. Отвернулась от старушки и тихо сказала:

— Да. Я не знаю, куда идти и где его искать.

Матрена Федотовна села рядом, взяла ее руку в свою и грустно начала рассказ:

— Когда я была  помоложе, познакомилась с воином из вашего мира. Он был таким же, как и ты, добрым, открытым, сильным, с особенным блеском в глазах. Именно он научил меня читать мысли других и обо всем рассказал. Я в него влюбилась, просила не искать пояс и не возвращаться в ваш мир, но он все равно не послушал. Впрочем, хоть ему и удалось найти то, что искал, домой вернуться так и не смог. Мне на память о нем остался дар чтения мыслей и…

Тут на улице закричали дети. Старушка побежала к выходу. Таира следом.

— Бабушка, когда мы ходили к колодцу, опять видели огромного медведя, который стоял у края леса и смотрел на нас. Я его боюсь, — заплакала Цветана, прижимаясь к Матрене Федотовне.

— Зайдите в дом и закройте за собой двери, — скомандовала старушка, а сама направилась к сараю. Таира поспешила следом.

— Почему такой переполох? — спросила она.

— Радость моя, придет время, и ты все узнаешь, — отмахнулась старушка.

Матрена Федотовна взяла в сарае вилы, а Таире в руки сунула веник из каких-то очень запашистых трав. От резкого аромата девушка почувствовала во рту горечь.

— Это от полыни такой привкус во рту, — пояснила старушка. Но здесь еще и другие травы есть, которые медведи не очень-то любят.

— Медведи, насколько я знаю, едят траву.

— Это непростой медведь, — старушка зателепала к дому.

Веник она повесила снаружи на дверную ручку, вилы, зубьями вверх, поставила у крыльца, и только после зашли в сени. Матрена Федотовна не стала запираться на щеколду. Уже спокойным голосом позвала завтракать. На этот раз хозяйка сварила суп с крапивой и напекла пироги со щавелем. Эти кушанья Таире тоже приглянулись.

 

Сидеть в доме было невыносимо. Яркое солнце манило на улицу. Ребята снова вышли во двор. Первое, на что обратили внимание, так это то, что вилы были перевернуты, а веник из травы полностью растрепан.

— Кто здесь напакостил? Ведь мы никакого шума не слышали, — Таира удивленно смотрела на раскиданные по ограде остатки веника.

— Все хорошо. Он ушел, вернется не скоро, — устремив взгляд в сторону леса, произнесла Матрена Федотовна.

— Тогда можно мы пойдем собирать хворост для вечернего костра, — спросил у бабушки Артем, и та их отпустила.

Таира и хозяйка дома остались вдвоем.

— Расскажите о предшественнике из моего мира.

— Нечего рассказывать, — глубоко вздыхая, Матрена Федотовна присела на завалинку.

— Но все же. Мне очень интересно, — продолжала упрашивать ее гостья.

— Радость моя, каким ты представляешь себе пояс Радиславы? — вдруг пытливо и, сощурив глаза, спросила ее старушка.

— Как? — пожала плечами девушка. — В наших книгах он выглядит широким поясом с изображением девушки с длинными волосами. Из ее волос сплетена толстая коса, которую тот, кто надевает пояс, перекидывает через свое плечо. Пояс дает великую силу владельцу.

— Это неправда, — покачала головой старушка. — Он выглядит совсем не так, да и силу он дает далеко не каждому, кто его наденет.

— Откуда вы это знаете? — голос Таиры дрогнул. Она почувствовала, как к лицу приливает кровь.

— Твой предшественник, как я уже говорила, оставил мне не только дар чтения мыслей, а еще и тайну пояса.

— Расскажите мне ее, пожалуйста.

— Нет, — покачала головой старушка, — Я могу лишь подсказать, как его найти и все.

— Хорошо. Говорите, я вас прошу.

— После. А сейчас помоги мне перебрать ягоду для варенья, — улыбнулась Матрена Федотовна.

Весь день Таира сидела в тени под яблоневым деревом и перебирала клубнику. Работа оказалась трудной. К вечеру пальцы девушки были розового цвета от сока ягод.

— Ты молодец! Справилась. Думала, что бросишь, — похвалила ее Матрена Федотовна. — А теперь переодевайся в свою одежду, пойдем за деревню. Сегодня будут жечь костры, петь песни, плести венки и, самое главное, кто-то отправится в лес на поиски чудесного цветка папоротника.

— Что за цветок такой? В наших книгах о нем ничего не сказано.

— Он цветет лишь раз в году. Именно в ночь на Ивана Купала. Кто его найдет, тот обретет богатство. Правда, найти его сложно, да и нечисть его стережет. Только смельчак и сможет его раздобыть, — пояснила старушка.

Таира быстро переоделась. Вместе с Матреной Федотовной они пошли к поляне, откуда виднелись яркие костры и слышался веселый смех молодых людей.

Ночь стояла теплая, небо украшали золотые звезды, среди которых светилась круглая луна. Мимо пролетали светлячки, а рядом в траве раздавалось стрекотание кузнечиков. Мотыльки слетались на огонь и кружили вокруг яркого света, некоторые подлетали слишком близко и падали в огонь, обжигая крылья. Густой дым, от только что разгоревшихся костров, поднимался вверх. Пахло горелой древесиной и цветами, собранными для плетения венков.

Таира со старушкой присели на толстое бревно, что лежало неподалеку от самого огромного костра и наблюдали за молодыми ребятами и девчатами. Цветана и Артем тоже бегали здесь. Артем подкидывал в огонь хворост, а Цветана перебирала цветы с другими девчатами. Ей венок плести было еще рано, она просто смотрела, как плетут уже взрослые девушки, которым пришло время думать о замужестве.

— Радость моя, а ты не хочешь сплести венок?

— обратилась к Таире Матрена Федотовна. Девушка посмотрела на нее. Старушка, при свете огня, как будто помолодела, лицо ее разрумянилось, а глаза засияли каким-то странным светом. Она ласково улыбалась, лукаво приподняв правую бровь.

— Я не умею.

Таира наблюдала за молодыми людьми, которые кружились у костра. Один юноша с кудрявыми русыми волосами все время посматривал в ее сторону. Девушка не раз уже ловила его взгляд и опускала глаза, смущаясь его внимания. Когда ребята и девчата, взявшись за руки, начали прыгать через костер, Таира, как зачарованная, следила за ними, боясь, что они обожгутся.

Юноша тоже стоял в стороне и смотрел за друзьями. Потом, набравшись храбрости, подошел к Таире.

— Хочешь попробовать? Пойдем, — он смотрел ей в глаза и протягивал руку.

Сердце девушки дрогнуло от радости и волнения. Она посмотрела на Матрену Федотовну. Та одобрительно кивнула, дескать, иди. Таира подала руку улыбчивому юноше, и они пошли к костру.

— Меня зовут Никита, а тебя как? — спросил он ее.

— Таира, — ответила она.

Крепко взявшись за руки, ребята побежали к пылающему костру, прыжок над которым был похож на полет. Она ощутила восторг, всплеск эмоций, радость.

— Это прекрасно, чудесно, невероятно. Я никогда еще через костер не прыгала, — смеялась Таира. — Спасибо.

— Я очень рад, что тебе понравилось.

Дальнейшему их разговору помешала Матрена Федотовна. Подойдя к Таире, она взяла ее за руку и отвела в сторонку.

— За папоротником сходить не хочешь?

— Я не знаю, какой он. Как я его найду?

— О! Ты узнаешь его из тысячи других, — продолжала улыбаться старушка. Слегка подтолкнув Таиру, она указала на чернеющий лес. — Только ничего не бойся. Если повезет и увидишь цветок, срывай его и беги сюда, не оглядываясь.

Таира нерешительно сделала шаг в сторону леса, потом остановилась и оглянулась на Матрену Федотовну. Та кивнула ей головой, давая понять, чтобы та шла дальше.

Девушка окинула взглядом поляну с кострами и пошла к темному незнакомому лесу.

 

В лесу было не так темно, как казалось издалека. Пахло сырыми листьями, землей, цветами. Тишину нарушало лишь далекое уханье совы. Таира, стараясь не шуметь, направилась по еле заметной тропинке в самую чащу.

Пройдя шагов десять, Таира услышала за спиной тяжелое, свистящее дыхание. По телу от мысли, что кто-то идет следом, пробежала  легкая дрожь. Девушка медленно повернулась. Позади никого не было. Виднелся лишь густой лес, плотно сомкнувшийся за ее спиной.

Таира снова пошла вперед. Кто-то дышал уже ближе, почти в самый ее затылок. Ей казалось, что она чувствует холодное, неприятное, возможно даже, больное дыхание того, кто ее преследует.

На этот раз она не стала останавливаться, продолжила путь. Скоро она услышала не только дыхание, от которого по коже пробирал мороз, но еще и треск сухих веток. Эти звуки раздавались чуть в стороне. «Значит, за мной следят несколько существ, — подумала Таира. — Возможно, та самая нечисть, о которой упомянула старушка».

Неожиданно совсем близко с ней ухнула сова, и что-то большое полетело с высокой сосны на землю, ломая при этом ветки.

Таира подняла голову и наблюдала за черным пятном. Увидев, что оно упало неподалеку, побежала в ту сторону. Ей хотелось знать, что это такое. Приблизившись, заметила огромный мешок. Похоже, именно он упал с дерева, потому что в некоторых местах был порван.

Девушка взялась за узел. Веревка оказалась так крепко затянута, что развязать ее было невозможно. Она вспомнила про осколок вещих снов и достала его из сумки. Стараясь не смотреть в него, начала разрезать узел. Не удержалась, все же глянула в поблескивающий осколок и ужаснулась, увидев злой оскал страшного зверя, который уставился на нее пустыми глазницами. От неожиданности обронила осколок. Когда же наклонилась, чтобы его поднять, то еще явственней услышала жуткое дыхание. Спрятав осколок в сумку, Таира распрямилась и оглядела лес.

Внимание ее привлек темный силуэт, который стоял за деревом слева. Таира пыталась догадаться, на что он похож. Она поняла, что страх сковывает ее сердце, хотелось убежать отсюда, но ноги не слушались. Как завороженная, продолжала стоять на одном месте и смотреть на не двигающийся силуэт.

Неожиданно силуэт отделился от дерева и понесся прямо к Таире. Девушка кинулась к другому дереву и спряталась за него. Возникла секундная тишина. Вдруг прямо над самым ухом девушки раздался резкий крик не то человека, не то зверя. Таира зажала уши и побежала, ничего не видя перед собой. Она бежала до тех пор, пока крик не прекратился. Отдышавшись и поняв, что струсила, снова пошла к мешку, который ей хотелось открыть и посмотреть, что внутри.

Она шла и оглядывалась по сторонам. Треск сухих веток приближался откуда-то справа. Таира напряглась, приготовилась к прыжку. Увидев, на земле лежащий тонкий ствол дерева, похожего на кол, подобрала его. «Хоть какое-то оружие, — подумала она. — Как жаль, что нет с собой лука и клинка». С ними бы мигом расправилась с тем, кто ее пугает.

Когда темный силуэт приблизился настолько, что она смогла разглядеть в нем того самого медведя, про которого говорили дети, и особенно его широко разинутую пасть и пустые глазницы, в которых успела увидеть прошлое, поняла, он ее предшественник, не пожелавший вернуться домой и перевоплотился в дикого зверя.

Что-то бухнуло за спиной медведя, раздался противный скрипучий смех и вопли. Она перевела взгляд в темную даль и увидела, что среди высокой зеленой травы вспыхнул яркий красный цветок. Таира догадалась, что это и есть таинственный папоротник. Однако, достать его не было возможности. Между цветком и ей стоял огромный злой зверь.

«Я хочу, чтобы ты убила меня», — резанула ее мозг мысль медведя.

Не раздумывая, девушка закинула руку вверх и со всей силой воткнула кол между его глазницами. Медведь упал, еще раз тяжело вздохнул и закрыл глаза.

— Для тебя все закончилось. Пусть душа твоя найдет покой, — сказала она и направилась к цветку, который в темноте полыхал огнем. Над ярким красным цветком кружили светлячки и оранжевые мотыльки. Таира наклонилась, чтобы сорвать его, и тут раздался душераздирающий вопль, от которого она вздрогнула и отпрянула от цветка. Раздался громкий смех, пугающий настолько, что кровь запульсировала в висках, доставляя ужасную боль. Девушка закрыла глаза, пытаясь ее вытеснить из своей головы. Но не получалось. Ей показалось, что еще немного и потеряет сознание, а ей нужно найти мешок. Таира отползла от цветка, полежала пару минут, затем, поднявшись с трудом, пошла в сторону.

С трудом найдя мешок и забыв о цветке папоротника, она взвалила его на спину и поспешила к поселку. Первые лучи солнца уже засияли на розовеющем небе.

 

Выйдя к поляне, откуда она ушла ночью, увидела, что люди разошлись по домам, костры потухли, а цветы, что не попали в венки, завяли. Таира поспешила к дому Матрены Федотовны.

— Я тебя заждалась, — старушка стояла у ворот.

— Мне нужна ваша помощь. Помогите открыть мешок. Хочу посмотреть, что в нем.

— Не стоит. Иди домой. Там и откроешь.

Таира направилась к воротам, но старушка преградила дорогу.

— Домой, радость моя, домой.

— Домой? — переспросила Таира.

— Да. В свой мир.

— Но я еще не нашла пояс Радиславы. Я не могу вернуться.

— Ты его нашла, — старушка кивнула на мешок.

— Разве? Вы уверены?

— Я знаю, что говорю, — старушка опустила глаза и тихо произнесла. — Ты же встретила того медведя. Так?

Девушка больше не стала задавать вопросы. Она попрощалась с Матреной Федотовной и направилась к реке, где осталась лодка. Кинув в нее мешок, заработала веслами. Дорогу назад она уже знала, поэтому довольно быстро добралась до луга, где познакомилась с Артемом и Цветаной. Оставив лодку у берега, девушка быстрым шагом пошла к холму, от которого начался ее путь в мире людей. Однако обойдя его, входа не нашла.

— Где пещера, по которой я вернусь домой? — недоумевала Таира. — Может, отсюда нет выхода, поэтому мои предешественники не могли вернуться. Им не оставалось ничего другого, как перевоплотиться и охранять пояс Радиславы до прихода следующего их потомка.

Осознав все происходящее, Таира похолодела от ужаса. Неужели она больше не увидит Арпоксая, свой мир, друзей. Неужели, как и все остальные, не сможет вернуть пояс Радиславы. Это несправедливо.

Она легла на траву и устремила взгляд в небо. Белые облака медленно плыли, время от времени заслоняя солнце, отчего становилось пасмурно и прохладно. Ниже облаков летали две больших птицы. Разглядеть их Таира не могла, они были слишком высоко, но взгляд все равно не отводила. Птицы, словно танцевали в небе. Они кружились совсем близко, едва касаясь друг друга крыльями. Затем подныривали друг под друга и резко поднимались вверх. Это выглядело невероятно красиво.

— Может, мне лучше остаться здесь. Ведь я толком с людьми и не познакомилась. Не посмотрела их мир, а ведь я так долго мечтала сюда попасть, — бормотала себе под нос путница, продолжая наблюдать за птицами. — Здесь красиво, тепло, много цветов. Здесь, пожалуй, лучше, чем у нас. Что же мне делать с мешком?

Таира посмотрела на холм и подумала, что закопает его прямо здесь, потом сядет в лодку и поплывет выше по реке узнать, что там. Если уж ей придется перевоплощаться, она решила стать птицей, похожей на тех, что сейчас кружили в небе.

Подойдя к холму, Таира начала выкорчевывать камни у его подножья. Сделав яму такой глубины, в которую бы поместился мешок, она положила в нее свое сокровище.

Верх мешка торчал из ямы и Таира взялась утрамбовывать его поглубже. При каждом толчке мешок оседал ниже и ниже, и вдруг провалился в  глубокую яму. Таира заволновалась. Потерять пояс Радиславы она не могла, поэтому, несмотря на страх, тоже полезла в яму, чтобы достать мешок и перепрятать.

Чем глубже спускалась Таира, тем больше понимала, что яма похожа на нору. Но думать о том, кому она принадлежит не было времени. Хотелось поскорее достать мешок и выбраться наружу.

Этого сделать не удалось, потому что огромный червь появился с другой стороны норы и направился прямо к ней. Мешок находился как раз между девушкой и червем. Отступать было нельзя. Таира ускорилась. Она успела схватить мешок и нырнуть в другое углубление, которое увидела в стене. Тело червя пронеслось мимо, скользя по стенкам норы. Путница затаила дыхание и терпеливо ждала, когда червь наконец-то проползет.

Когда червь удалился, решила, что нужно идти следом за ним, ведь выход был где-то там. Одно пугало девушку, как бы этот гигант не вернулся. Стоило ей об этом подумать, как снова услышала знакомое скольжение. Червь возвращался. Таира побежала назад, но не заметила то углубление в стене, где пряталась пять минут назад, и продолжила бежать дальше.

Запнувшись о камень, Таира упала и кубарем покатилась вниз по какому-то скату. Рыхлая земля сыпалась ей в глаза, уши, под одежду, но главное, что ее заботило: не выпустить из рук заветный мешок. Вспышка яркого света ослепила глаза. Она зажмурилась, а в голове мелькнула мысль: «Такой же свет я видела, когда шла в мир людей. Неужели я на пути домой?»

 

На этот раз Таира снова очнулась на тех же костях, куда ее когда-то принес вепрь.

— Неужели все сначала? Может, мне вообще приснилось, что я путешествовала в мир людей, а сама все время лежала здесь?

Девушка недоумевала. Кинулась искать мешок, но его нигде не было.

— Точно, мне все привиделось. Как же мне отсюда выбраться?

В этот момент появился тот самый страшный вепрь. Его ноздри раздувались от гнева. Глаза налились кровью и сверкали злобой. Он готовился разорвать девушку на кусочки, растоптать, уничтожить.

— Иди сюда, страшилище! Сейчас я покажу тебе, как я умею справляться с такими, как ты, — крикнула Таира и первая побежала на вепря.

Тот, не медля ни минуты, тоже кинулся на девушку. Она, подпрыгнув на самом высоком камне, что был у нее на пути, коснулась потолка и задержавшись за настенные выступы, пропустила вепря мимо. И только после снова спрыгнула на землю.

Тут она увидела мешок с поясом Радиславы, который стоял у стены и был открыт.

— Возьми его. Одень на себя, — раздался тот самый глухой голос, который слышала, когда была здесь впервые. Значит, ей тогда не показалось. Девушка снова огляделась. Голос исходил откуда-то сверху. Но откуда точно было не понятно. Вепрь тем временем развернулся и бил копытом о камни. От его рева с потолка начали сыпаться камни и рушиться сталактиты и сталагмиты. Она подбежала к мешку и сунула в него руку. Неожиданно ее ладонь обхватили чьи-то другие руки. Испугавшись, Таира выдернула свою руку из мешка, а следом из мешка выпали еще две живые руки. Не было ничего: ни тела, ни головы, только руки. Они обхватили Таиру вокруг талии, обвили ее и только после этого кисти рук на животе девушки сложились замком, переплетая пальцы. Если до этого руки были живыми, то сложившись в замке, они сделались золотыми и стали чуть тяжелее, чем были минуту назад. Это и был пояс Радиславы. Вот так он выглядел на самом деле.

Как только руки пояса соединились, Таира почувствовала, как тело ее наливается теплом и светом, силой и уверенностью.

Сейчас вепрь показался ей не таким страшным, как раньше. Она схватила его за клыки и начала толкать назад. В ту часть пещеры, где лежала груда костей. Вепрь упал на спину и не сразу поднялся. Тем временем Таира ударила кулаком о землю и потолок начал осыпаться. Она побежала от места крушения, камни же завалили вепря и расплющили его.

 

Оставаться в пещере больше не было нужды. Она достала из сумки плащ, накинула его на плечи и пошла к выходу. Там подобрала клинок и лук.

— Я дома! — Таира вышла из пещеры и глубоко вздохнула, задержала дыхание, закрыла глаза. Постояв так с минуту, начала спускаться вниз.

Подходя к деревне, она не увидела Арпоксая, старейшину, других жителей клана Ланковедов. Ее никто не ждал так скоро, а может, и вообще не ждал.

Пройдя площадь, она направилась в школу. Та была тоже пуста. «Где все? — думала Таира, продолжая искать друзей. — Такое впечатление, будто здесь давно никто не живет. Деревня кажется заброшенной».

Решив, что здесь делать больше нечего, она пошла к лесу. Миновав его, вышла на другую поляну, где раскинулась другая деревня. Красивее, чем та, в которой она когда-то жила. Девушка обрадовалась, ускорила шаг.

У ворот в деревню ее встречал старейшина, но не тот, который провожал, а другой. Присмотревшись, она узнала в нем Арпоксая. Тот тоже узнал ее, и его старческие бледные щеки покрыл румянец.

— Таира? Ты вернулась? А мы как раз вслед за тобой хотели отправлять другого нашего воина, — начал старейшина.

— Я отсутствовала пару дней, а все так изменилось, — она тревожно оглядела незнакомых ей Ланковедов.

— Пару дней? Нет, милая. Ты ушла очень давно. Многое с тех пор изменилось, — печально произнес Арпоксай. — Видишь, я теперь старейшина.

— Да, поздравляю! — Таира поклонилась ему.

— А ты все такая же молодая и красивая, — рассматривая ее, продолжал Арпоксай.

— Оказывается время здесь и там течет по-разному.

— Да уж. Об этом мы не знали.

— Я принесла пояс Радиславы, — сказала Таира и опять поклонилась старейшине.

— Наконец-то свершилось, — Арпоксай воздел к небу руки и начал молиться. Народ клана Ланковедов подхватил молитву старейшины. Таира тоже подняла руки к небу и мысленно поблагодарила богов за то, что вернулась домой и за то, что выполнила свою миссию.

— Где пояс? — закончив молитву, снова обратился к ней Арпоксай.

Таира сняла накидку. Все увидели на ее талии золотые руки в виде пояса. Девушка попыталась снять его, но не получалось. Пальцы стали одним целым и никак не расцеплялись.

— Он не снимается, — чуть не плача сказала девушка и испуганно посмотрела на Арпоксая.

— Он выбрал тебя. Отныне ты его хранительница и ты пойдешь в горы, чтобы сразиться с тьмой. Но не сейчас. Тебе нужно время, чтобы отдохнуть, прийти в себя после трудного путешествия, — обнял ее Арпоксай и повел к себе в дом.

— Я не могу быть его хранительницей. Тем более сражаться с тьмой. Нужен другой воин, — качала головой Таира и печально смотрела на Арпоксая.

— Об этом поговорим позже. Мой дом — твой дом. Я же пойду в святилище, помолюсь и спрошу совета у наших богов. Может, они и освободят тебя от еще одной, для тебя непосильной, миссии, — сказал Арпоксай и направился в горы.

Таира посмотрела ему вслед. Как же изменился ее друг. Он стал совсем стариком. Как же быстро пролетело здесь время. Она опустила глаза и вошла в дом. Лежанка была свежей, мягкой. Устроившись на ней, Таира вспомнила человеческую кровать. На ней было удобнее. Вспомнила ребят, праздник Иван Купала. Ей захотелось снова туда. Здесь она почувствовала себя лишней, одинокой. Девушка погрузилась в сон. Во сне она бегала с ребятами по лугу, обливалась водой, собирала клубнику, прыгала через костер и любовалась в небе благородными, красивыми птицами. Во сне она летела, как они, и это было удивительно-прекрасно. Она чувствовала себя счастливой и понимала, что дом ее среди людей.

Автор: Татьяна Маркинова



Вы можете пропустить все до конца и оставить ваш ответ. Размещение обратных ссылок в настоящее время не допускается.

Оставить отзыв

*

code

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru