Чернобыль – Быль (отрывок)

Лика отличалась от других подростков тем, что могла предвидеть будущее разных людей при определенных обстоятельствах. Это значит, что не всех людей и не всегда. Временами, глядя на человека, она как бы мысленно его фотографировала, после перед ее глазами начинали появляться другие картинки, а именно то, что случится с этим человеком в ближайшее время. Несколько раз она специально следила за своими «подопытными», будущее которых предвидела, чтобы убедиться так ли это. Все сходилось. Картинки, как ей казалось, рожденные фантазией, становились реальными. Свое будущее она предвидеть не могла, как ни старалась.

Кроме этого, Лика отличалась от своих сверстников еще и не совсем обычной внешностью. У нее были большие уши, которые девушка усердно пыталась спрятать под длинными светлыми волосами. Хотя волосы у нее тоже были тонкие и редкие, поэтому уши все время из-под них выглядывали. Она страдала излишней худобой. Руки же ее наоборот, особенно ладони, были слишком крупными. На спине виднелся небольшой горбик. Средние пальцы на обеих ногах с рождения были сросшимися. Хорошо, что об этом одноклассники не знали. В противном случае ее бы сочли за самого настоящего мутанта.

«О, смотри. Дитя Чернобыля идет»,  — смеялись вслед ребята, когда она без особого желания плелась на уроки. Ей не хотелось ходить в школу, потому что изо дня в день слышала одно и то же. Она устала от постоянных насмешек и одиночества. К сожалению, у  нее совсем не было друзей, а так хотелось время от времени с кем-нибудь  поболтать.

— У тебя уши, как у эльфийки, а горбик…  это и не горбик вовсе, а маленькие крылышки, которые когда-нибудь вырастут. Ты сможешь летать, — успокаивала ее мама. Тамара стала ей мамой после того, как случайно увидела малышку в детском доме, куда она приезжала с инспекцией. Лике тогда было три годика, а сейчас уже почти шестнадцать. При первой встрече девочка показалась ей такой крохотной и беззащитной,  что сердце ее затрепетало от жалости. Малышка с пугливыми глазами, то и дело поглядывала в окно, как будто кого-то ждала. Тамара не выдержала и подошла к крохе, спросила, как ее зовут. Лика не сразу ответила женщине, долго ее рассматривала, а потом, кинувшись к ней на шею, крепко обняла. Тамара тоже прижала к себе девочку и после, в самые кротчайшие сроки, удочерила ее. С тех пор они всегда вместе.

— Почему они зовут меня «Дитя Чернобыля»? Я ведь в Чернобыле-то ни разу не была. Про взрыв на атомной станции я читала. Авария произошла еще в прошлом веке. Меня тогда еще и в помине не было, — не то спрашивала, не то жаловалась матери Лика.

— Не обращай внимания, — отмахивалась Тамара. — Они говорят гадости, потому что плохо воспитаны.

— Дело не только в этом. Я ведь, действительно, уродина, — тихо говорила Лика.

— Никогда так не говори. Слышишь? Ты себе цены не знаешь, — хмурилась мать.

Примерно такие разговоры случались в их семье довольно часто. Лика переживала из-за своей внешности, а Тамара успокаивала и уверяла в том, что дочь ее красавица, просто ей нужно полюбить себя и поверить в свои силы.

— Какие силы, мама? Откуда они у меня? Я уже давно их истратила на то, чтобы просто жить. У меня нет желания бороться за себя, — чуть не плача шептала девушка.

Мать обнимала ее, целовала в темечко и говорила ласковые слова.

 

Однажды Лика заявила, что хочет поехать в Чернобыль. Хочет своими глазами увидеть город Припять, подышать тем воздухом, пообщаться с людьми, которые, возможно там живут и, самое главное, узнать, есть ли там мутанты. Вдруг она что-то узнает о своем происхождении?

— Ты с ума сошла. Зачем тебе туда ехать? Это же очень далеко и опасно, — всплеснула руками мать, когда услышала от Лики ее намерение.

— Представь, что мои родители родом оттуда, — не унималась девушка.

— Это полнейшая чушь. Забудь. Никуда ты не поедешь. Не позволю, — Тамара была категорична.

— Мам, ну ты чего? Я уже взрослая и могу сама принимать решения. Я очень хочу туда поехать. Прежде чем сказать об этом вслух, я все обдумала, прочитала много литературы, посмотрела документальные и художественные фильмы про Чернобыль. Эта тема меня реально взволновала, — взялась уговаривать мать Лика.

—На сегодня разговор окончен, — ответила грустно Тамара и ушла к себе в комнату.

Лика осталась одна. Мысли о Чернобыле не давали ей покоя. В это непростое для нее путешествие девушка хотела отправиться сразу после окончания школы. Осталось-то всего пару месяцев, и она свободна, как ветер. Никаких больше обидных слов и обзывалок от одноклассников. Пора менять свою жизнь.

Девушка часто думала о том, кто она в этом мире и для чего здесь. Она пыталась найти свое место. Впрочем, иногда ей казалось, что места для нее на земле вообще нет. Люди – это чуждые ей создания. Любила и понимала она только Тамару, которая также одна любила и понимала ее. Размышления о смысле жизни, а особенно своей, посещают почти всех. Однако не все находят ответы. Лика же твердо решила, что она должна узнать о себе все и найти оправдание своим страданиям. Слова о том, что Господь посылает испытания каждому по его силам, ее не устраивали. Да, она слышала их много раз и стала к ним почти равнодушна. Она считала, что эти слова говорят лишь для того, чтобы придать сил измученной душе, вселить в нее надежду и веру. Лика думала, что во всем этом кроется какой-то другой смысл, другая цель. Одна из ее самых простых версий была такой: возможно, то, что мы переживаем в этой жизни имеет корни в жизни прошлой. Иными словами, в прошлой жизни мы, будучи вполне счастливыми, встречали необычных «других» людей, но не принимали их, не понимали, вот как сейчас одноклассники не принимают ее. В жизни сегодняшней Господь преподает нам урок и направляет нас по тому пути, где мы проживаем жизнь когда-то нами обиженных. Так сказать, на себе испытываем те мучения, которым в прошлой жизни подвергали ущербных, слабых, душевнобольных. Если это так, то все правильно. Люди должны учиться милосердию и добру, а по-другому достучаться до их сердец нельзя, как дать возможность пройти путь им униженной в прошлой жизни души. Она надеялась, что Господь услышит ее мысли и подскажет истину. Лика верила, что Он, увидев ее старания в понимании сущности и, самое главное, выводы, которые она сделала, даст ей возможность прожить остаток своих дней в счастье. Она всей душой желала награды за свои страдания. И в то же время стыдилась этого. Какая награда? За что? Она еще не сделала в этой жизни ничего хорошего, впрочем, как и плохого. Она вообще ничего еще не сделала. Просто жила, просто думала, просто чего-то ждала.

 

Через три месяца Лика все-таки отправилась в Чернобыль. Это далось ей нелегко. Тамара долго не хотела разговаривать на эту тему, потом же поставила условие, что и она отправится вместе с ней. На что Лика запротестовала. Девушка хотела побыть наедине с собой, поэтому поехать намеревалась одна. Она обещала матери, что будет звонить ей каждый день, рассказывать, где она и как ее дела. Обещала, если что-то пойдет не так, она сразу вернется домой. И самое главное, когда доберется до Припяти, будет очень осторожна. Радиация – это не шутка. Кроме того, вдруг там действительно есть мутанты, а они, по ее мнению, очень агрессивны.

Лика согласилась, что сделает все, как говорит Тамара. Что не будет совать нос, куда не надо, что не будет знакомиться в дороге с подозрительными личностями, потому что те могут оказаться маньяками.

Когда все было переговорено на сто раз, девушка отправилась в путь. Тамара еще долго охала ей вслед и, грустно качая головой, сама себе говорила, что не надо было ей поддаваться на уговоры дочери. Лика позволила матери проводить ее лишь до подъезда, дальше она, с рюкзаком за плечами, побежала на автобусную остановку. Сидя в автобусе, который скрежетал старыми ржавыми боками, девушка думала о том, что ей предстоит. Она перестала обращать внимание на людей, которые оглядывались ей вслед, о чем-то шушукаясь и показывая на нее пальцем. Лика улыбалась сама себе и ждала каких-то невероятных приключений. Настроение было праздничным. Час езды в автобусе пролетел незаметно. Скоро девушка оказалась на железнодорожном вокзале, откуда шел поезд на Украину.

На вокзале к ней прицепился мальчишка лет двенадцати, который дергал ее за рюкзак и просил копеечку. Лика достала пятьдесят рублей и отдала деньги. Тот заулыбался и побежал к друзьям, которые сидели в сторонке и ждали его. Лика заметила, как один из взрослых ребят отнял деньги у мальчишки и дал ему затрещину. Видимо, ему показалось, что тот принес мало. Неожиданно раздался звук свистка полицейского, и беспризорники спешно покинули вокзал.

Покинув помещение, девушка присела на скамейке под пушистой елью. На улице стояла страшная жара, а под деревом было прохладно. Даже время от времени дул легкий ветерок. Ощущение восторга и радости охватило ее душу. Лика подняла глаза к небу, где сквозь еловые ветви на нее поглядывало искристое солнце. Полюбовавшись солнечными зайчиками, девушка достала из рюкзака пирожок и начала его есть. Неожиданно у ее ног запищал котенок. Он был такой растрепанный и грязный, что Лике стало его жалко. Отломив от своего пирожка кусочек, положила его на траву рядом с котенком.

— Что ты его кормишь? — вдруг за спиной раздался знакомый голос. Это мальчишка, которому она несколько минут назад давала деньги, снова появился рядом.

— Он голоден,  — улыбнулась Лика. — А мне пирожка не жалко. Хочешь?

Девушка достала еще один пирожок и протянула мальчишке.

Тот жадно схватил еду и большими кусками стал запихивать в рот.

— Спасибо. Давно не ел таких пирогов, — поблагодарил мальчик. — Куда едешь?

— По своим делам. Зачем тебе это знать, — прищурила глаза Лика и посмотрела вдаль: туда, где над высотками сияло яркое горячее солнце.

— Просто спросил. Вдруг нам по пути, — чуть засмущался тот.

— А ты тоже куда-то едешь? — удивилась Лика. — Один? Тебе сколько лет? Разве таких маленьких одних пускают в поезд?

— Еду, но не один, а вот с ним, — мальчик кивнул на котенка. — Это мой. Его зовут Шкет, а меня Шурка.

— Я Лика.

— Красивое имя. Но, как будто тебе не подходит, — внимательно посмотрел на нее Шурка.

— Да, имя у меня красивое, а вот все остальное… не дотягивает, — Лика поджала губы и больше разговаривать не хотела.

— Ты не обижайся, — подмигнул ей Шурка.

— Проехали, ладно? — сказала Лика и снова устремила взгляд к солнцу.

Она не заметила, как Шурка и его питомец исчезли. Когда объявили посадку, девушка направилась к своему вагону и, показав билет, прошла в купе. Ее соседями оказались две старушки и маленькая девочка, внучка одной из старушек. Такое соседство Лику вполне устраивало. До этого момента она побаивалась, что ей придется ехать с парнями или мужиками, а их общества она страшно боялась…

Автор: Татьяна Маркинова



Вы можете пропустить все до конца и оставить ваш ответ. Размещение обратных ссылок в настоящее время не допускается.

Оставить отзыв

*

code

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru